Удержание имущества до погашения задолженности статья гк рф

Удержание имущества до погашения задолженности статья гк рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Обращение взыскания на удерживаемую вещь должника

Как указывалось ранее в статье «удержание имущества (вещи) должника», «сам по себе факт удержания вещей (имущества), необходимых должнику для осуществления предпринимательской деятельности или для иной (личной, семейной и т.д.), как правило, стимулирует должника изыскать необходимые средства для погашения задолженности».

Но функция удержания не ограничивается только лишь обеспечением исполнения обязательства. Можно сказать, что право удержания имеет и компенсационную функцию, поскольку, в том случае, если должник не изыщет средства на погашение долга перед кредитором, последний вправе обратить взыскание на удерживаемую вещь, тем самым удовлетворить свои требования полностью или частично за счет удерживаемого имущества должника.

В соответствии со статьей 360 ГК РФ, требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом.

То есть, нормы о реализации заложенного имущества будут применяться вне зависимости от того, заключено ли между должником и кредитором соглашение о залоге (если речь идет о судебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество).

Заключение соглашения о залоге имеет смысл, если стороны решили предусмотреть внесудебный порядок обращения взыскания. Для этого нужно предусмотреть в соглашении способ реализации удерживаемого транспортного средства, а также начальную продажную стоимость имущества (статья 349 ГК РФ).

Обращение взыскания на удерживаемое имущество. Из судебной практики

Решением арбитражного суда:

  • с ответчика в пользу истца взыскана задолженность (основной долг и неустойка);
  • обращено взыскание на имущество, принадлежащее ответчику, способ реализации заложенного имущества определен в виде продажи с открытых торгов и установлена начальная продажная стоимость.

Судом установлены следующие обстоятельства.

В связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по оплате задолженности по арендной плате истец в обеспечение исполнения обязательства произвел удержание принадлежащего ответчику и находящееся в арендуемом помещении имущества — люстры, светильники, рыночная оценка которого составила 77 234, 99 руб.

Суд указал, что из содержания абз. 2 п. 1 ст. 359 ГК РФ следует, что удержанием вещи могут обеспечиваться также требования хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.

Право на удержание вещи должника возникает у кредитора лишь в том случае, когда спорная вещь оказалась в его владении на законном основании. В рассматриваемом случае спорный товар оказался во владении арендодателя по воле самого арендатора при отсутствии со стороны арендодателя каких-либо неправомерных действий.

В соответствии со ст. 360 ГК РФ требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом.

Пунктом 3 ст. 350 ГК РФ предусмотрено, что в случае обращения взыскания на имущество в судебном порядке начальная продажная цена заложенного имущества определяется решением суда.

Ответчик документально обоснованных возражений по стоимости имущества согласно отчету, выполненному привлеченным истцом оценщиком, не представил (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2015 по делу N А03-7229/2014)

Вернуться к оглавлению обзора «Удержание имущества (вещи) должника», куда вошли следующие статьи (ответы на вопросы):

Статья 359 ГК РФ. Основания удержания

Новая редакция Ст. 359 ГК РФ

1. Кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено.

Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.

2. Кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то, что после того, как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом.

3. Правила настоящей статьи применяются, если договором не предусмотрено иное.

Комментарий к Ст. 359 ГК РФ

1. Право удержания характеризуется следующими чертами:

а) производностью. Оно может возникнуть постольку, поскольку существует обязательство, и данное обязательство должником не исполняется;

б) неделимостью предмета удержания. Кредитор вправе удерживать всю вещь целиком (все имущество, подлежащее передаче);

в) незаменимостью предмета удержания.

Кроме того, право кредитора удерживать вещь должника характеризуется правом следования:

— во-первых, кредитор сохраняет право удержания вещи, несмотря на то что, после того как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом (п. 2 ст. 359 ГК РФ);

— во-вторых, при переходе права требования к другому лицу новый кредитор одновременно получает и право удержания (ст. 384 ГК РФ).

2. Кредитор, удерживающий вещь должника, имеет право на возмещение расходов по хранению данной вещи (ст. 15 ГК РФ). Правами пользования и распоряжения удерживаемой вещью кредитор не обладает.

3. При наличии указанных в комментируемой статье юридических фактов право удержания имущества должника возникает непосредственно из закона (в отличие от большинства других способов обеспечения исполнения обязательств, возникающих на основании договора).

Другой комментарий к Ст. 359 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Существо удержания как способа обеспечения исполнения обязательств состоит в праве кредитора удерживать оказавшуюся у него вещь должника до погашения долга под угрозой удовлетворения требований за счет стоимости удерживаемого имущества.

Удержание является также одним из проявлений самозащиты, поскольку допускается лишь при нарушении прав кредитора, осуществляется с целью пресечь это правонарушение, является адекватной защитой интересов кредитора и применяется кредитором без обращения к суду.

Правило об удержании сформулировано в виде норм, общих для всех обязательств. Удержание обеспечивает обязательство между должником и кредитором независимо от его субъектного состава и от того, из чего оно возникает — из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК.

2. В силу абз. 1 п. 1 ст. 359 по общему правилу удержанием вещи, подлежащей передаче должнику либо лицу, им указанному, могут быть обеспечены требования кредитора по оплате этой вещи или возмещению связанных с ней убытков. При соблюдении этих условий в роли кредитора, правомерно удерживающего вещь должника, могут выступать: хранитель по договору хранения, если поклажедатель уклоняется от оплаты услуг по хранению; перевозчик по договору перевозки, не выдающий груз получателю до полного расчета за перевозку; подрядчик, не передающий заказчику созданную вещь до оплаты выполненной работы, и т.д.

Согласно же абз. 2 п. 1 комментируемой статьи в отношениях между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, сфера применения удержания шире. Удержанием вещи должника могут обеспечиваться любые обязательства, в том числе и такие, которые не связаны с оплатой удерживаемой вещи или возмещением издержек на нее или других убытков. Частным случаем такого удержания вещи является правило договора подряда, предусмотренное ст. 712 ГК, в соответствии с которым подрядчик в случае неуплаты заказчиком обусловленной цены вправе удержать не только результат работы (готовые швейные изделия, отреставрированную мебель и т.п.), но и другое, оказавшееся у подрядчика имущество заказчика: принадлежащее ему оборудование, вещи, переданные для переработки, остаток неиспользованного материала. Аналогичное правило закреплено в ст. 996 ГК, позволяющей комиссионеру удерживать находящиеся у него вещи комитента в обеспечение своих требований по договору комиссии. При этом удержание правомерно, даже если эти требования не связаны с оплатой вещи, а представляют собой право на комиссионное вознаграждение (см. также п. 3 ст. 972).

3. Предметом права удержания, согласно комментируемой статье, могут служить вещи. Это означает, что предметом права удержания ни при каких обстоятельствах не могут быть имущественные права. Круг вещей, которые могут быть предметом удержания, не определен в ГК. Нет в нем и каких-либо специальных ограничений относительно предмета права удержания. Значит, это прежде всего вещи, не изъятые из оборота. Полагаем вместе с тем, что правило о предмете права удержания не подлежит расширительному толкованию. Отсутствие в ст. 359 каких-либо ограничений по предмету удержания еще не означает возможность удержания любой не изъятой из оборота вещи, включая деньги. Недвижимое имущество, к примеру, не может служить предметом удержания, поскольку сделки с ним, как правило, подлежат государственной регистрации. Требование же государственной регистрации противоречит существу правоотношений, возникающих при осуществлении кредитором права удержания имущества. Да и ст. 131 ГК, а также Закон о регистрации прав на недвижимость не включают право удержания в перечень обременений недвижимого имущества, подлежащих государственной регистрации.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

Книга С.В. Сарбаша «Право удержания в Российской Федерации» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2003 (издание 2-е, исправленное).

Из круга предметов права удержания следует, на наш взгляд, исключить также вещи, определяемые родовыми признаками, в том числе деньги, в силу их заменяемости. Подобный вывод основан на том, что право удержания применяется в отношении собственности (права хозяйственного ведения, оперативного управления) другого лица. Право же собственности и иное вещное право может распространяться лишь на индивидуально-определенные вещи. При возникновении же обязанности по возврату денег или иных вещей, определяемых родовыми признаками, можно вести речь о зачете встречного требования, но не об удержании имущества. Такая позиция представляется вполне адекватно отражающей положения действующего законодательства. К подобному выводу можно прийти также при буквальном толковании положений ст. 997 ГК. Указанная норма позволяет комиссионеру удерживать причитающиеся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комиссионера, именно путем зачета встречного однородного требования. Этот вывод подтверждается и позицией Высшего Арбитражного Суда РФ относительно правомерности прекращения обязательства комитента перед комиссионером зачетом встречного однородного требования (п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований» // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3). На наш взгляд, именно зачет имеет место и в случае, предусмотренном п. 5 ст. 875 ГК о праве банка, исполнившего инкассовое поручение, удержать из инкассированных сумм причитающиеся ему суммы. Подобный подход нашел отражение и в литературе (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 448 — 449; Сарбаш С.В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательства. М., 1998. С. 157, С. 160 — 161).

4. Право кредитора на удержание зависит от соблюдения ряда условий. Из содержания п. 1 комментируемой статьи вытекает, что применение удержания возможно лишь в отношении вещи, принадлежащей другому лицу — должнику. Иными словами, допустимо удержание лишь «чужой» вещи. Невозможно удерживать (в смысле ст. 359) имущество, принадлежащее на праве собственности кредитору. Этот вывод следует и из буквального толкования п. 1 ст. 329 ГК, согласно которому исполнение обязательства может обеспечиваться, в частности, удержанием имущества должника. Если же кредитор отказывается передавать должнику свое имущество на основании неисполнения встречного обязательства должника (т.е. имеет место удержание кредитором собственной вещи), то отказ в выдаче вещи может основываться на неисполнении договора лицом, требующим выдачи, но не на праве удержания. Так, согласно п. 2 ст. 487 ГК в случае неисполнения покупателем обязанности предварительно оплатить товар применяются правила ст. 328 ГК о встречном исполнении обязательства. Согласно этим правилам в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение или отказаться от исполнения. Исходя из сказанного, следует разграничивать институт удержания и институт встречного исполнения обязательства. Удержание собственной вещи на основании неисполнения встречного обязательства должника представляет собой правоотношение, предусмотренное ст. 328 ГК.

Необходимым условием для приобретения права на удержание вещи должника является отсутствие со стороны кредитора каких-либо неправомерных деяний по завладению чужой вещью. Это право возникает у кредитора лишь в том случае, когда спорная вещь оказалась в его владении на законном основании. Возможность удержания не может быть следствием захвата вещи должника помимо его воли. В настоящее время позиция Высшего Арбитражного Суда РФ в отношении соблюдения требования о правомерности завладения удерживаемой вещью определяется положением, выраженным в п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» (Вестник ВАС РФ. 2002. N 3). Согласно материалам дела арендодатель удерживал принадлежащее арендатору оборудование, оставшееся в арендовавшемся помещении после прекращения договора аренды, в обеспечение обязательства арендатора по внесению арендной платы за данное помещение. Арендатор обратился с иском о возврате оборудования из чужого незаконного владения. Суд отклонил требование истца. В качестве одного из критериев правомерности удержания арендодателем принадлежащего арендатору оборудования Президиум ВАС РФ четко указал на отсутствие со стороны арендодателя каких-либо неправомерных деяний по завладению оборудованием.

Важнейшим условием применения кредитором норм об удержании является фактическое нахождение вещи во владении кредитора, т.е. наличие у него вещи в натуре. Выбытие вещи из его фактического владения прекращает право удержания. Подобный вывод основывается на буквальном толковании абз. 1 п. 1 ст. 359, согласно которому кредитор, у которого находится вещь должника, вправе ее удерживать.

5. Согласно абз. 1 п. 1 комментируемой статьи удержание вещи возможно до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет выполнено, т.е. до момента погашения долга.

Вместе с тем возможно прекращение права удержания вещи и до погашения долга, т.е. досрочно. Специальные правила прекращения указанного права до погашения долга установлены, в частности, п. 2 ст. 996 ГК. Если комитент, вещь которого удерживается комиссионером, объявляется несостоятельным, право удержания вещи прекращается. Вещь включается в общее имущество комитента, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов. Комиссионер же приобретает право на удовлетворение его требований как залогодержатель наравне с требованиями других залогодержателей (см. комментарий к ст. 996).

6. Вполне допустимо приобретение третьим лицом права на удерживаемую вещь (права собственности или иного вещного права) в результате возмездного или безвозмездного отчуждения либо в порядке универсального правопреемства (дарение, наследование, купля-продажа, реорганизация юридического лица и т.п.). В подобных случаях принадлежащее кредитору право удержания сохраняется за ним и по отношению к новым титульным владельцам (п. 2 ст. 359). Указанный признак права удержания подобен такому признаку залога, как право следования. Удержание следует за вещью, и у субъекта вместе с правом собственности или иным вещным правом появляется обременение. Вместе с тем нельзя отождествлять право следования при залоге и при удержании. При удержании данное право ограничено только случаями, когда имущество находится во владении кредитора. И, напротив, при выбытии имущества из владения кредитора удержание не следует за вещью, поскольку, как уже отмечалось, прекращается само право удержания. Поэтому субъект права удержания не обладает правом истребовать вещь у третьих лиц. В то время как залогодержатель наделен подобным правом (см. комментарий к ст. 347).

7. Возможность удерживать вещь возникает у кредитора в силу закона и не требует дополнительной регламентации в договоре. Сказанное, однако, не означает, что право удержания либо условия его осуществления не могут быть предусмотрены соглашением сторон. Более того, согласно п. 3 комментируемой статьи положения ГК об удержании носят диспозитивный характер. Следовательно, стороны вправе предусмотреть в договоре условия удержания, отличающиеся от установленных в законе, либо исключить применение названного способа обеспечения исполнения обязательств или предусмотреть возможность удержания в случаях, не указанных в законе. К примеру, стороны договора, не являющиеся предпринимателями, вправе распространить на отношения между собой правила об удержании вещи в обеспечение требований, не связанных с оплатой удерживаемой вещи.

Удержание имущества до погашения задолженности статья гк рф

Анализ арбитражной практики применения удержания как способа обеспечения исполнения обязательств позволяет выделить проблемные вопросы и некоторые практические выводы.

Зачастую на практике удержание осуществляется при отсутствии долга, во всяком случае, наличие долга не доказывается надлежащим образом сторонами. При нынешнем законодательном закреплении общих правил об удержании (ст. ст. 359, 360 ГК РФ) невозможно его применение в отношении имущества, которое принадлежит должнику не на праве собственности, а находится у него в ином законном владении. В частности, арендатор не смог удержать товар, который находился у должника-комиссионера по договору комиссии. Судоремонтная организация не смогла обеспечить удержанием требования, поскольку судно отдавалось в ремонт не собственником, а его законным владельцем — иностранной компанией. Препятствием явилась ст. 237 ГК РФ, в которой говорится об обращении взыскания на имущество по обязательствам собственника. В нормах об удержании не содержится правил, в которых бы закреплялась возможность удержания имущества, находящегося у должника не только на праве собственности, но и находившегося в ином законном владении, что подчеркивает малую эффективность обеспечительного средства и необходимость предания «силы» посредством законодательной поправки.

Как уже нами отмечалось, необходимо внести соответствующие изменения в ст.237 ГК РФ, тем самым, разрешить данный проблемный вопрос.

Анализ арбитражной практики показывает, что прослеживается тенденция «исковой активности» лица, против которого применено удержание, то есть должника. Лицо, которое считает, что обязательство не исполнено, не проявляет активности в отношении обеспечения своих требований за счет удерживаемого имущества. Скорее всего, такая ситуация вызвана тем, что удерживаемое имущество значительно превышает по своей стоимости долговые требования. К тому же оно обеспечивает возмещение пеней и процентов, о чем объективно свидетельствует Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 30 сентября 1999 г. дело N А42-2486/99-9: «Утверждение суда о том, что применение истцом к ответчику ответственности в виде взыскания пеней при наличии у истца признаков удержания имущества не может быть признано правомерным, поскольку неустойка и удержание относятся к различным гражданско-правовым институтам».

Анализ практики показывает, что зачастую публичные органы совершают фактическое удержание материальных объектов предпринимателей не состоя с ними в обязательственных отношениях. Так, по одному из дел суд установил: «Городской центр размещения рекламы не вправе удерживать демонтированную вывеску, поскольку право кредитора на удержание вещи является способом обеспечения исполнения обязательства, а между Городским центром и собственником вывески, разместившим ее над входом в свой магазин с нарушением установленных правил, какие-либо обязательства отсутствуют» (ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА от 28.11.2003 N А56-13236/03 [1] ).

Интересный пример можно привести в связи с реализацией правила о «пределах осуществления прав» в связи с реализацией права на удержание:

««ОАО «Ардонмежрайгаз» имело задолженность перед ОАО «Севосгаз» за поставленный газ. Согласно решению Арбитражного суда Республики Северная Осетия — Алания от 04.11.97 по делу N А61-718/97-7 с ОАО «Ардонмежрайгаз» в пользу ОАО «Севосгаз» взыскано 8508296 руб. долга за поставленный газ и по решению от 21.09.2000 по делу N А61-996/00-5-5 773560 руб. 10 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами (л.д. 12-15).

В то же время ОАО «Севосгаз» согласно постановлению апелляционной инстанции Арбитражного суда Республики Северная Осетия — Алания от 17.08.2000 по делу N А61-344/00-8 обязано передать ОАО «Ардонмежрайгаз» в порядке статьи 167 ГК РФ имущество Дигорского и Чиколинского газораспределительных участков (л.д. 20-30).

Истец считает, что на основании статьи 359 Гражданского кодекса Российской Федерации он вправе удерживать имущество ответчика до исполнения им обязательства по оплате стоимости газа и процентов за пользование денежными средствами, в связи с чем обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Как следует из материалов дела, имущество, право удержания которого просит признать за ним истец, представляет собой газопровод, относящийся к основным средствам Дигорского и Чиколинского газораспределительных участков. Эксплуатация газопровода является основным видом деятельности ответчика и основным источником получения доходов. Поэтому погашение долга ОАО «Ардонмежрайгаз» перед ОАО «Севосгаз» прямо зависит от эксплуатации имущества Дигорского и Чиколинского газораспределительных участков.

В соответствии со статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. В случае злоупотребления правом суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Поскольку удержание истцом имущества Дигорского и Чиколинского газораспределительных участков лишит ответчика возможности осуществлять свою деятельность и погашать имеющуюся перед истцом задолженность, арбитражный суд правомерно отказал в иске о признании права на удержание имущества ответчика» [2] .

Как видно из данного примера, поскольку удержание истцом имущества ответчика лишит его возможности осуществлять свою деятельность и погашать имеющуюся перед истцом задолженность, арбитражный суд правомерно отказал в иске о признании права на удержание имущества ответчика, поскольку в данном случае принадлежащее истцу право не подлежит судебной защите в соответствии со статьей «Пределы осуществления гражданских прав» Гражданского кодекса РФ.

Еще один интересный пример связан с «пересечением» интересов судебных приставов-исполнителей и организации удерживающей имущество:

«Как следует из материалов дела, 26.08.2004 судебным приставом-исполнителем М.С.Сидоренко составлен акт ареста имущества должника — ФГУП «Дальтехфлот». В числе другого имущества аресту подвергнуто и судно ДШ «Олюторская». В акте имеются записи о том, что ДШ «Олюторская» находится в ремонте (место нахождения судна не указано), судно принято на хранение И.В.Баглаевым, исполняющим обязанности генерального директора должника.

22.09.2004 судебным приставом-исполнителем М.С.Сидоренко вынесено постановление о передаче на реализацию арестованного имущества ФГУП «Дальтехфлот», в том числе и ДШ «Олюторская», в Дальневосточное отделение Российского фонда федерального имущества. 06.10.2004 судебным приставом-исполнителем М.С.Сидоренко вынесено постановление об установлении режима беспрепятственного доступа хранителя к арестованному и переданному ему на хранение имуществу. В резолютивной части постановления указано, что в связи с отключением судна от энергоснабжения и необеспечением сохранности судна место хранения судна изменяется на порт Находка (база ФГУП «Дальтехфлот»).

08.10.2004 по распоряжению судебного пристава-исполнителя указанное судно было выведено морским буксиром «Ведущий» с территории судоремонтной организации.

ООО РПК «Посейдон» полагая, что действиями ответчиков нарушено его право на удержание судна ДШ «Олюторская», которое возникло на основании ст. 359 ГК РФ, 373 КТМ РФ в связи с невыполнением ФГУП «Дальтехфлот» обязательств по договору ремонта судна от 20.08.2003 N 11/90, обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

В соответствии со ст. 712 ГК РФ подрядчик имеет право на удержание согласно ст. ст. 359, 360 ГК РФ результата работ при неисполнении заказчиком обязанности уплатить установленную цену либо иную сумму, причитающуюся подрядчику в связи с выполнением договора подряда.

Кроме того, для обеспечения требований судоремонтной организации, возникающих в связи с ремонтом судна, статьей 373 КТМ РФ также предусмотрено право удержания.

При исследовании и оценке имеющихся в деле доказательств арбитражным судом установлено, что во исполнение договора N 11/90 от 20.08.2003 ООО РПК «Посейдон» (подрядчик) производило ремонт судна ДШ «Олюторская». Заказчиком ремонтных работ выступал ответчик — ФГУП «Дальтехфлот». По условиям названного договора подрядчик обязался по заданию заказчика выполнить работы по ремонту судна на сумму 1496238 рублей.

Согласно дополнительному соглашению стоимость работ увеличилась до 6975518 рублей. Заказчик обязался оплатить работы поэтапно в порядке, определенном разделом 4 договора.

08.06.2004 заказчик и подрядчик подписали акт сверки взаиморасчетов, из которого следует, что задолженность ФГУП «Дальтехфлот» истцу составляет 3597221 рубль 50 копеек.

Решением Арбитражного суда Приморского края по делу N А51-12548/04-12-221 требования ООО РПК «Посейдон» удовлетворены в сумме 3397575 рублей.

Следовательно, обоснован вывод суда о том, что, поскольку оплата за ремонтные работы не была произведена в полном объеме, истец в силу статей 712, 359 ГК РФ, 373 КТМ РФ правомерно воспользовался правом на удержание имущества ответчика до уплаты заказчиком суммы долга.

Согласно статье 48 Федерального закона «Об исполнительном производстве» обращение взыскания на имущество должника, находящееся у других лиц, производится в присутствии понятых и только по определению суда.

Понятие обращения взыскания на имущество должника определено статьей 46 Федерального закона «Об исполнительном производстве» и представляет собой совокупность действий — арест (опись имущества), его изъятие и принудительная реализация.

Таким образом, арбитражный суд, установив факт того, что 08.10.2003 судно выбыло из владения ООО РПК «Посейдон» в связи с обращением на него взыскания, сделал правильный вывод о том, что указанные действия нарушают гражданские права и охраняемые законом интересы ООО РПК «Посейдон» на удержание судна и на преимущественное удовлетворение своих требований, обоснованно удовлетворил исковые требования» [3] .

Как видно из примера, поскольку удерживаемое судно выбыло из владения судоремонтной организации в связи с обращением на него взыскания и указанными действиями нарушены права организации на удержание судна и на преимущественное удовлетворение своих требований, правомерно удовлетворен иск о восстановлении права на удержание и об обязании ответчиков возвратить судно. Таким образом, поставлена точка в вопросе пересечения интересов.

В заключение данного параграфа заметим, что нормы КТМ РФ, регулирующие порядок удержание имеют приоритет над положениями ст.359 ГК РФ, что подтверждается и арбитражной практикой: «Правило пункта 2 статьи 160 КТМ РФ, так же как и правило пункта 4 статьи 790 ГК РФ, носит специальный характер по отношению к правилу статьи 359 ГК РФ о праве удержания» (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 августа 2004 г. N 81 [4] ).

[1] ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА от 28.11.2003 N А56-13236/03

[2] ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА от 05.03.2001 N Ф08-575/2001

[3] ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА от 01.11.2005 N Ф03-А51/05-1/3046

[4] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 августа 2004 г. N 81 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 2004г. — №10.

Незаконное удержание личного имущества арендодателем

Добрый день! Ситуация: у моей фирмы (ООО) задолженность перед арендодателем (ИП) за 4 месяца. Помещение опечатано, имущество удерживается. Но не все имущество принадлежит ООО, большинство предадлежит учредителям. Имеет ли право арендодатель удерживать такое имущество (пренадлежащее не должнику, а учредителям организации-должника)? Есть копии договоров и чеков об оплате, также в это имущество входят дипломы об образовании, наградные дипломы, выданные другими организациями на физ лица, трудовые книжки учредителей.

Ответы юристов (2)

Действия арендодателя явно противоправны. Независимо от Вашей задолженности по арендной плате, удерживать имущество и документы (кому бы они ни принадлежали) арендодатель не вправе. Задолженность возможно взыскать в судебном порядке. Очевидно, что арендодатель не хочет обременять себя судебными делами и путем удержания имущества и документов хочет добиться погашения задолженности. Что Вам делать?

Есть три варианта: 1) встретиться с арендодателем и попытаться убедить его в неправоте и, таким образом, взять имущество и документы; 2) сорвать печати и самим забрать имущество и документы; 3) обратиться в суд об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Наиболее приемлем первый вариант. Он не затратный. Второй вариант связан с риском, что арендодатель может обвинить Вас в присвоении его имущества (которого и не было) и Вам будет проблематично доказать обратное. Законный и беспроигрышный вариант — это третий. В этом случае Вы можете истребовать не только имущество и документы, но также понесенные в этой связи затраты и компенсацию морального вреда.

Мария, добрый день!

Удержание может применяться только в отношении вещей, которые находятся у кредитора. До того как кредитор получил вещь во владение, он не вправе ее удерживать. Таким образом, арендодатель не вправе удерживать имущество арендатора, находящееся в арендуемом помещении, а также препятствовать арендатору или третьим лицам осуществлять вывоз такого имущества из арендуемого помещения.
На практике нередко возникают ситуации, когда арендодатель производит самозахват имущества арендатора. Судебная практика свидетельствует о том, что право на удержание вещи должника возникает у кредитора лишь в том случае, когда спорная вещь оказалась в его владении на законном основании. Возможность удержания не может быть следствием захвата имущества должника помимо его воли, а потому удержание арендодателем вещи, полученной таким способом, является незаконным.

Из содержания ч. 1, 2 и 3 ст. 359 ГК РФ следует, что удержание как способ обеспечения исполнения обязательства может применяться кредитором, если он состоит с должником в договорных отношениях по поводу предмета удержания. Таким образом, применение удержания к имуществу арендатора, находящемуся в арендуемом помещении, вообще невозможно, так как арендатор и арендодатель не находятся в каких-либо договорных отношениях по поводу этого имущества.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Удержание имущества до погашения задолженности статья гк рф

На практике часто возникает проблема применения удержания в той или иной ситуации, то есть с введением в ГК РФ норм об удержании (ст. ст. 359, 360) появилась проблема квалификации самостоятельных действий кредитора в отношении имущества, принадлежащего должнику.

Как отмечают исследователи, довольно интересные ситуации возникают в практике правоохранительных органов относительно захвата имущества. Имеется в виду разграничение: в каких ситуациях возникает право удержания, регулируемое гражданским законодательством, а в каких действия лиц, удерживающих вещь, подпадают под некоторые составы уголовных преступлений, порождая, таким образом, уголовные правоотношения. Захват имущества используется для того, чтобы побудить должника к выплате долга, или реализуется с обращением денежных средств в счет погашения долга. Возникает проблемная ситуация: попытки органов предварительного расследования квалифицировать эти действия как хищение (грабеж или разбойное нападение) в зависимости от способа захвата имущества часто не имеют успеха, поскольку хищение — это изъятие чужого имущества, а здесь имущество является спорным [1] . То есть, введенные в ГК РФ нормы об удержании вещи (ст. ст. 359, 360 ГК РФ) вызывают много противоречий в связи с недостаточной теоретической проработкой.

Таким образом, необходимо выделить условия и порядок совершения удержания – те условия, которые, по сути, делают такое удержание легальным.

Общим необходимым условием для приобретения права на удержание вещи должника является отсутствие со стороны кредитора каких-либо неправомерных деяний по завладению чужой вещью. Это право возникает у кредитора лишь в том случае, когда спорная вещь оказалась в его владении на законном основании.

Вернемся к практическому примеру, приведенному нами в пар.1 нашего исследования.

В указанном примере, спорное оборудование оказалось во владении арендодателя по воле самого арендатора при отсутствии со стороны арендодателя каких-либо неправомерных деяний. Основанием поступления оборудования во владение собственника помещения является оставление арендатором этого оборудования в данном помещении после истечения срока аренды, то есть после утраты права на соответствующее помещение. Поскольку такое владение оборудованием не может быть признано незаконным, оно допускает его удержание по правилам пункта 1 статьи 359 ГК РФ.

С учетом изложенного требования истца (собственника оборудования) о возврате имущества из чужого незаконного владения не подлежат удовлетворению.

Таким образом, необходимо констатировать правомерность завладения имущество в целях удержания. Неправомерным такое удержание стало бы, к примеру, если ответчик проник в другой офис истца и вывез, принадлежащее ему имущество.

Еще раз подчеркнем, что возможность удержания не может быть следствием захвата вещи должника помимо его воли (Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой, от 11 января 2002г. №66).

Наряду с условием правомерности, право кредитора на удержание зависит от соблюдения ряда условий.

Удержание является легальным при одновременном наличии следующих условий:

Во-первых , его предметом служит принадлежащая должнику вещь, которую кредитор должен передать ему или указанному им лицу.

Допустимо удержание лишь «чужой» вещи. Согласимся с авторами [2] , делающими на этом условии особый акцент. Невозможно удерживать имущество, принадлежащее на праве собственности кредитору. Этот вывод следует и из буквального толкования п. 1 ст. 329 ГК РФ, согласно которому исполнение обязательства может обеспечиваться, в частности, удержанием имущества должника. Если же кредитор отказывается передавать должнику свое имущество на основании неисполнения встречного обязательства должника (т.е. кредитор удерживает собственную вещь), то отказ в выдаче вещи может основываться на неисполнении договора лицом, требующим выдачи, но не на праве удержания. Так, согласно п.2 ст. 487 ГК РФ в случае неисполнения покупателем обязанности предварительно оплатить товар применяются правила ст.328 ГК РФ о встречном исполнении обязательства.

Важнейшим условием применения кредитором норм об удержании является фактическое нахождение вещи во владении кредитора, т.е. наличие у него вещи в натуре. Приведем показательный пример из практики:

«ООО «СпецСтройКомплекс-68» обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к ОАО «Газпром» и НОУ «МЭШ» с иском об истребовании из чужого незаконного владения вторым ответчиком комплекса зданий и сооружений, а также о запрете ответчикам эксплуатировать эти здания и сооружения.

Решением от 01.03.05 в иске отказано.

В порядке апелляции решение не обжаловалось.

Полагая решение незаконным, ООО «СпецСтройКомплекс-68» обратилось с кассационной жалобой в Федеральный арбитражный суд Московского округа (ФАС МО), которой просит его отменить, иск удовлетворить либо направить дело на новое рассмотрение.

Согласно ст. 288 АПК РФ суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить судебный акт, принятый судами первой и апелляционной инстанций лишь в случае, когда такой судебный акт содержит выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, а также если он принят с нарушением либо неправильным применением норм материального или процессуального права.

При проверке принятого по делу решения от 01.03.05 Федеральный арбитражный суд Московского округа не установил наличия указанных оснований для отмены судебного акта.

Из материалов дела следует, что по договору строительного подряда от 16.11.01 N 5/2001 истец обязался выполнить работы по завершению строительства объекта ОАО «Газпром».

Считая, что ответчик в лице ОАО «Газпром» имеет задолженность за выполненные на объекте работы, ООО «СпецСтройКомплекс-68» обратился в суд с иском по данному делу, которым просил истребовать из незаконного владения ответчиком незавершенного строительством объекта и о запрете его эксплуатации.

Свои требования подрядчик обосновал установленным ст.712 ГК РФ правом на удержание результатов работы до завершения расчетов по нему, а также пунктом 7.2 договора, запрещающим заказчику пользоваться не сданным в эксплуатацию объектом.

Исследовав доводы истца, суд сделал правильный вывод о том, что требования ст. 712 ГК РФ (ст. ст. 359, 360) к отношениям сторон применены быть не могут, так как они предоставляют подрядчику право удержания результата работ, в данном случае подрядчик не владеет и не пользуется объектом» [3] .

Таким образом, если кредитор не обладал вещью в натуре, то и невозможно совершение ее удержания.

Выбытие вещи из его фактического владения также прекращает право удержания. В том случае, если удерживаемая вещь похищена либо утеряна, кредитор не вправе осуществлять удержание, тогда как собственник, наоборот, имеет право истребовать такое имущество у любого лица (ст. 302 ГК РФ). Подобный вывод также основывается на буквальном толковании п. 1 ст.359 ГК РФ, согласно которому кредитор, у которого «находится вещь» должника, вправе ее удерживать.

Как следует из смысла п.1 ст.359 ГК РФ вещь должна принадлежать должнику на праве собственности. Поскольку в основном в нормах о праве удержания ключевым правом является право владения, то есть физического обладания вещью, можно утверждать, что в данном случае речь идет не о любых гражданских правах, а о правах владения, ибо именно посредством права владения удержание и осуществляется.

Такой ли смысл вложил законодатель в рассматриваемую норму? Рассмотрим показательный практический пример: «организация, осуществляющая ремонт автомобилей, заключает договор об оказании платных услуг, заключающихся в текущем ремонте автомобиля. К моменту оплаты услуг и возврата оставленного для ремонта автомобиля к организации обращается собственник автомобиля с требованием возврата принадлежащей ему собственности, при этом выясняется, что договор об оказании услуг по ремонту заключил не собственник, а арендатор автомобиля, который этих услуг не оплатил. Собственник настаивает на возврате автомобиля, ссылаясь на то, что договора об оказании услуг он не заключал, а их оплату должен производить арендатор» [4] .

Как уже отмечалось, п.2 ст. 359 ГК закрепляет, что кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то, что после того, как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом. Однако данная норма регулирует такие правоотношения, которые относятся лишь к случаям перехода прав на вещь после передачи вещи кредитору. Возникает логичный вопрос: можно ли в указанном примере говорить о том, что права на вещь перешли к собственнику после передачи вещи?

В виду того, что из смысла п.1 ст.359 ГК РФ следует, что вещь должна принадлежать должнику на праве собственности возникает еще вопрос: имеет ли собственник в приведенном примере право владения вещью?

Обратившись к нормам о договоре аренды, выясняем, что ответ на этот вопрос зависит от того, действует договор аренды или нет. Из анализа ст. 606 и 642 ГК следует, что в случае, если договор действует, право временного владения принадлежит арендатору, а не собственнику. Следовательно, он не вправе истребовать это имущество как от третьих лиц, так и от самого арендатора. Как раз наоборот, арендатор имеет в соответствии со ст. 305 ГК право защиты своего владения, в том числе и от собственника.

Ситуация изменяется, если предположить, что в приведенном примере договор аренды действовал на момент заключения договора текущего ремонта, но возникшие из него права и обязанности к моменту оплаты услуг прекратились, иными словами, договор более не существовал. В таком случае вся традиционная триада прав собственника (пользование, владение, распоряжение) принадлежит последнему, а правовое основание владения вещью у арендатора отпало.

В этой ситуации возможны всего два ответа на поставленный вопрос: не допустить применения права удержания и в таком случае отказать кредитору в возможности обеспечить свои издержки. Действительно, на первый взгляд кажется, что именно последний вариант решения коллизии является верным, ибо, как известно, абсолютное право по своей силе преобладает над правом относительным. Однако такое решение проблемы вступает в противоречие с принципом справедливости. Если представить себе, что ретентор является добросовестным лицом, что, как правило, предполагается в гражданском праве (п. 3 ст. 10 ГК РФ), и ремонт автомобиля выполнен качественно и по разумным расценкам, то в улучшении своей вещи заинтересован сам собственник, ибо такая обязанность вменяется и арендатору. Кроме того, удовлетворив требования ретентора, собственник не теряет своего права требования по отношению к арендатору, недобросовестные действия которого и повлекли убытки для собственника. Именно последний должен нести риск неблагоприятных последствий заключения договора аренды, ибо контрагента в договоре выбирал именно он.

В связи с этим в юридической литературе звучат предложения о том, что придания «силы» институту удержания, необходимо внесение законодательной поправки в ст. 359 ГК. Отдельным пунктом 2 следует закрепить: «Удержание возможно в отношении имущества, не только принадлежащего должнику на праве собственности, но и находившегося в любом ином законном владении». Соответственно необходима законодательная поправка в ст.237 ГК (обращение взыскания по обязательствам не только собственника, но и иного законного владельца имущества) [5] .

Вернемся к рассмотрению базисных условий легальности удержания.

Во-вторых , удержанием обеспечивается обязательство, по которому должник обязан оплатить стоимость самой вещи иди возместить связанные с нею издержки и другие убытки (например, по хранению вещи, содержанию животного и т.п.) (исключение, как уже отмечалось, касается предпринимательской деятельности).

В-третьих , обеспечиваемое удержанием обязательство не было исполнено должником в срок.

Удержание вещи возможно до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет выполнено, т.е. до момента погашения долга.

Вместе с тем возможно прекращение права удержания вещи и до погашения долга, т.е. досрочно. Специальные правила прекращения права удержания до погашения долга установлены, в частности, п. 2 ст. 996 ГК РФ. Если комитент, вещь которого удерживается комиссионером, объявляется несостоятельным, право удержания вещи прекращается, поскольку вещь включается в общее имущество комитента, за счет которого удостоверяются требования кредиторов.

Итак, подводя итог вышесказанному, подчеркнем, что удержание правомерно только при соблюдении ряда условий:

— правомерное завладение чужой вещью;

— удержанием обеспечивается обязательство;

— обеспечиваемое удержанием обязательство не было исполнено должником в срок.

Рассматривая вопрос порядка удержания необходимо остановиться на таком его аспекте как соглашение об удержании.

Согласно п.2 ст.359 ГК РФ правила удержания, предусмотренные данной статьей, применяются в том случае, если стороны в договоре не предусмотрели иное.

Таким образом, договором стороны могут изменить содержание этого права или исключить возможность его возникновения, а также предусмотреть возможность удержания в случаях, не указанных в законе (например, стороны договора, не являющиеся предпринимателями, вправе распространить на отношения между собой правила об удержании вещи в обеспечение требований, не связанных с оплатой удерживаемой вещи).

Норма п.3 ст.349 позволяет предусмотреть в соглашении некоторые условия удержания, отличные от предусмотренных ГК РФ. Очевидно, что диспозитивность данной нормы имеет пределы, и сторонам позволено отклоняться от законодательной конструкции лишь до известных пределов.

На наш взгляд заключение соглашения имеет огромную практическую значимость. Так, к пример, законодатель не предусмотрел условий, которые содержатся в нормах о залоге и не менее важны для сторон при удержании:

— возможность получения кредитором суммы страхового возмещения в случае гибели или повреждения заложенной вещи (ст.334 ГК). Аналогичное условие совсем не помешало бы кредитору и при удержании, поскольку в соответствии со ст.360 требования кредитора удовлетворяются из стоимости вещи, но не указана возможность получения удовлетворения за счет суммы страхового возмещения;

— обязанности залогодержателя по содержанию и сохранности заложенного имущества (ст.343). Аналогичное условие просто необходимо должнику, поскольку режим владения вещью при удержании во многом схож с режимом заклада вещи, но в отличие от условий заклада порядок содержания, хранения вещи при удержании законодательно не урегулирован.

Отсюда вытекает, что заключение соглашения сторон, конкретизирующего взаимоотношения, есть способ допустимого и целесообразного нивелирования различия между подробным регулированием института залога и схематичным регулированием института удержания [6] .

В заключение данного параграфа остановимся еще на одном дискуссионном вопросе – сроках удержания.

Статьи 359-360 ГК РФ не содержат сроков удержания, таким образом, отсутствуют ограничения по осуществлению удержания. В этой связи в юридической литературе отмечается, что не смотря на отсутствие формальных ограничений права удержания, осуществление последнего имеет определенные границы, порождаемые не позитивными законоустановлениями, но глубинными, сущностными чертами данного правового института и общими началами гражданского законодательства во взаимосвязи со специальными институтами гражданского законодательства [7] .

Как справедливо замечает А. Труба, удержание вещи – имеет свои пределы, хотя и не закрепленные нормативно, но предопределяемые, по нашему мнению, «духом закона». Как правильно отмечает Л.Н. Якушина [8] , право удержания … не может продолжаться бесконечно поскольку «с момента его возникновения уже рассчитано на прекращение. В законе, по мнению диссертанта, должны быть определены сроки применения права удержания до реализации удерживаемой вещи. Представляется, что осуществление права удержания должно быть ограничено сроком исковой давности по обеспечиваемому обязательству.

Во-первых, предположение бесконечности права удержания противоречит оперативному характеру данной обеспечительной меры.

Во-вторых, из признания неограниченности права удержания во времени неизбежно следует возможность дестабилизации гражданского оборота.

[1] Южанин Н.В., Рыбаков В.А. Удержание как способ обеспечения обязательств // Арбитражный и гражданский процесс. — №2. — 2002.

[2] Труба А.Н. О понятии и пределах права удержания // Юрист. — №11. – 2004.

[3] ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС МОСКОВСКОГО ОКРУГА от 04.07.2005 N КГ-А41/5764-05

[4] Сарбаш С.В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств. Издание второе, исправленное. – М.: «Статут». — 2003.

[5] Южанин Н.В., Рыбаков В.А. Удержание как способ обеспечения обязательств // Арбитражный и гражданский процесс. — №2. — 2002.

[6] Шичанин А.В., Гривков О.Д. Соглашение об удержании как способ обеспечения гражданско-правовых обязательств // Адвокат. — №11. — 2002г.

[7] Труба А.Н. О понятии и пределах права удержания // Юрист. — №11. – 2004.

[8] Якушина Л Н. Удержание в системе способов обеспечения исполнения обязательств: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Казань, 2002.

More from my site

  • Суд высшей инстанции рф Суд высшей инстанции рф Суды делятся на судебные инстанции в соответствии с выполняемыми ими функциями (принятие решения по существу дела, проверка законности и обоснованности этих решений). В гражданском и уголовном […]
  • Служебное жилье мвд приватизация Служебное жилье мвд приватизация Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав […]
  • Отказ от командировки 3 детей Отказ от командировки 3 детей Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав […]
  • Коап рф конфискация имущества Коап рф конфискация имущества Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав […]
  • Материнский капитал в чите Региональный материнский капитал в Чите и Забайкальском крае в 2018 году Программа выделения маткапитала федерального уровня продлена до 2021 года. А вот региональные власти принимали решение о действии соответствующих […]