Вещные права на землю копылов аВ

Вещные права на землю

Копылов А. В.
М.: Статут, 2000. 254 с.

Возрождение института вещных прав в России заставляет многих авторов обращаться к разработке тех или иных аспектов этой обширной темы, однако недостаток квалифицированных специалистов чувствуется ещё очень сильно. Поэтому появление любой новой работы вызывает радость, особенно если это теоретический труд, который не потеряет свою актуальность со временем. Ценность рецензируемой работы вызвана тем, что она посвящена, во многом, истории — а ведь ничто лучше истории не помогает понять сегодняшние проблемы в праве. Автор рассматривает три важных вещных права на землю — сервитут, пожизненное наследуемое владение и право застройки.

Назначение работы

Исторический аспект в работе превалирует над анализом действовавшего в момент ее написания законодательства: автор довольно подробно излагает историю рассматриваемых институтов в римском и дореволюционном российском праве. В связи с этим ( а также учитывая факт полного обновления земельного законодательства с момента выхода книги в свет) она представляет, прежде всего, теоретический интерес и может быть полезна студентам, аспирантам, а также тем, кто интересуется научной разработкой соответствующих проблем.

Структура работы

Автор чётко следует поставленным перед собой задачам. Раскрыв их в предисловии и сформулировав там же главные тезисы своей работы, он затем последовательно раскрывает их. В итоге книга выглядит обоснованной и логичной. У неё хорошая структура. Автор рассматривает три вещных права: сервитуты, пожизненное наследуемое владение и право застройки в римском праве, дореволюционном и современном российском законодательстве. В работе ясно показано, в чём отечественный законодатель пошёл вслед за римлянами, а в чём нашел свой подход к регулированию этих прав.

Предисловие

Глава I. Сервитуты в римском, русском дореволюционном и современном российском гражданском праве

  1. Сервитута в римском частном праве.
  2. Servitutes praediorum в дореволюционной России.
  3. Земельные сервитуты в современном российском гражданском праве.

Глава II. Пожизненное наследуемое владение: от древнего рима до наших дней

  1. Эмфитевзис в римском частном праве.
  2. Чиншевое право в дореволюционной России.
  3. Пожизненное наследуемое владение в современном российском гражданском праве.

Глава III. Строение на чужой земле: от суперфиция до права застройки

  1. Суперфиций в римском частном праве.
  2. Право застройки в русском дореволюционном праве.
  3. Право застройки в современном российском гражданском праве.

К каждой главе в конце книги помещено особое приложение с интересными нормативными актами, причём, в отличие от многих авторов, А. В. Копылов поместил в них только ценные и редкие материалы. Примером может служить малоизученный Закон о праве застройке 1912 г., который подробно проанализирован в работе.

Из актуальных на сегодняшний день тезисов необходимо отметить мысль о том, что публичные сервитуты, о которых нередко говорит наш законодатель ( ст. 23 Земельного Кодекса, ст. 21 Лесного Кодекса), являются по своей природе не сервитутами, а ограничениями права собственности, ибо установлены в пользу неопределенного круга лиц, а не в пользу господствующего участка.

Недостатки работы

Один из недостатков книги, который можно назвать структурным, состоит в слабой связи её глав между собой. Вследствие этого рецензируемая работа больше напоминает сборник из трёх отдельных статей, чем целостную монографию. В книге отсутствует заключение, а потому неясны общие выводы, к которым пришёл автор. Существуют ли общие черты у рассмотренных вещных прав? Возможно ли создание новых вещных прав на землю и по каким признакам их следует конструировать?

Другим недостатком, в котором, правда, нельзя обвинить автора, является то, что работа на сегодняшний день во многом устарела. Сохранил свою актуальность анализ происхождения рассмотренных вещных прав, а также интересные положения о регулировании соответствующих отношений в дореволюционной России. Однако, читая строки, касающиеся современной России, следует помнить о том, что после выхода книги в свет вступила в силу глава 17 ГК РФ, Земельный Кодекс ( причём в редакции, которая существенно отличается от анализируемого автором проекта) и Закон Р Ф «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

Историческая направленность работы и существенное обновление нормативного материала осложняют теоретическую полемику с автором. Однако хотелось бы отметить одну из установок, которую он считает очевидной. Речь идёт об использовании подраздела « Общие положения о договоре» для соглашений об установлении ( изменении, прекращении) вещных прав. Автор говорит о существенных условиях таких соглашений и их цене, со ссылкой на соответствующие нормы ГК, даже не пытаясь обосновать свою позицию. Между тем, из систематического толкования кодекса вытекает невозможность применения норм ГК в данном случае: общие положения о договоре находится в разделе « Общая часть обязательственного права», поэтому они регулируют только те соглашения, которые приводят к возникновению обязательств. Соглашения же об установлении вещных прав являются так называемыми вещными договорами. Закон знает немалое их количество, однако в науке данный термин почти не используется, а соответствующие сделки не анализируются. Для них необходимо либо разрабатывать собственные нормы, либо доказывать возможность использования норм обязательственного права по аналогии. Последняя возможность, правда, представляется спорной, учитывая традиционное противопоставление вещного и обязательственного права, которое в современном российском праве вновь становится актуальным.

Работа весьма полезна для изучения истории происхождения вещных прав на землю в России, однако для анализа действующего законодательства её явно недостаточно.

Копылов А.В. Вещные права на землю в римском, русском дореволюционном и современном российском гражданском праве

Скачивание файла

Введите число с картинки:

Поделись с друзьями!

Комментарии

Смотрите также

Бутенко Е.В. Вина в нарушении договорных обязательств

Диссертация на соискание степени к.ю.н., специальность
12.00.03. М.: 2003 (из фондов Российской государственной библиотеки).

В диссертации рассмотрены следующие вопросы:
Проблемы понимания вины в нарушении договорных обязательств на разных этапах ее развития: в римском праве, дореволюционном гражданском праве Р.

Кастальский В.Н. Залог исключительных прав

Латыев А.Н. Право следования в российском гражданском праве

Право следования в российском гражданском праве.

Латыев Александр Николаевич, аспирант кафедры предпринимательского права Уральской государственной юридической академии.

Право следования традиционно рассматривается как одна из характернейших черт вещных прав. Отечественный законодатель закрепил его в п.3 ст.21.

Михайлов С.В. Категория интереса в российском гражданском праве. 2002

Суханов Е.А. Гражданское право. Том 1

Насонова, Е.Н. Информация как объект гражданского права. Диссертация

Дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Насонова Е.Н. — М., 2002. — 185 c.

Понятие и виды информации в гражданском праве
Понятие информации в гражданском праве
Виды информации в гражданском праве
Правовое регулирование статуса информации

Информация в системе объектов гражданс.

Ойгензихт В.А. Презумпции в советском гражданском праве

Презентация — Источники гражданского права

Сочи — 2011, Академический колледж, — автор: Кулиш Карина — 16 слайдов

Вопросы, связанные с понятием источников гражданского права и их влиянием на право в целом, с общей характеристикой источников в гражданском праве, изучение особенностей отдельных источников гражданского права.
Задачи работы:
Определить понят.

Вещные права на землю копылов аВ

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Ограниченные вещные права на землю в римском, русском дореволюционном и современном российском гражданском праве :

Ограниченные вещные права на землю в римском, русском дореволюционном и современном российском гражданском праве : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Ограниченные вещные права на землю — один из важнейших институтов гражданского права. Исследования в этой области велись еще древнеримскими юристами, не прекращались они и в дореволюционной России. Не меньшего внимания заслуживает эта проблематика и в современной науке гражданского права.

Особая актуальность изучения вещных прав на чужую землю объясняется также и тем, что в настоящее время в Российской Федерации возрождается частная собственность на землю и частное землепользование, осуществляется земельная реформа, эффективное правовое обеспечение которой невозможно без существенного реформирования законодательства о земле и принятия нового Земельного кодекса России. Достижение этой цели вне глубокого и всестороннего правового анализа института iura in re aliena не представляется возможным. С этой точки зрения важным представляется опыт правового регулирования данных отношений, накопленный римским частным, а также российским дореволюционным и советским гражданским правом.

Конституционное признание земельных участков объектами частной собственности и тем самым — объектами имущественного (гражданского) оборота, последовательно отразившее переход к рыночной организации отечественной экономики, потребовало возрождения и развития

гражданско-правового (частно-правового) механизма, определяющего их правовой режим и порядок совершения сделок с ними. В силу объективной ограниченности такого рода объектов и большого общественного (публичного) интереса в их надлежащем использовании указанный механизм не может ограничиваться оформлением лишь одного, хотя и самого широкого по содержанию вещного права — права собственности, а необходимо должен включать в себя и разветвленную регламентацию различных ограниченных вещных прав. Об этом убедительно свидетельствует как мировой, так и отечественный опыт. Действовавшая в прежнем правопорядке регламентация данных отношений нормами земельного права была весьма обеднена и сведена по сути к административно-правовому (публично-правовому) регулированию землепользования, что вызывалось условиями огосударствленной экономики. Отказ от этого подхода в процессе проводимых в стране социально-экономических преобразований неизбежно требует возрождения и развития частно-правовой регламентации, в том числе создания системы ограниченных вещных прав на землю (земельные участки). Между тем, необходимая для решения этой насущной задачи теоретическая база является крайне недостаточной.

Проблема влияния римского права на российское законодательство всегда привлекала пристальное внимание русских ученых-правоведов, являясь темой многочисленных дискуссий. В дореволюционной России

этим вопросом занимались как юристы, так и историки, тогда как в советский период эта тема изучалась в основном представителями исторической науки, в работах которых институт ограниченных вещных прав на землю никогда не выступал в качестве предмета специального изучения.

Вместе с тем, работы по этой тематике и в дореволюционной цивилистике не имели комплексного характера, касаясь лишь отдельных видов iura in re, но не всего института ограниченных вещных прав в целом. В советском гражданском праве научные изыскания в данной области практически вообще не велись, а представители современной российской юриспруденции делают пока лишь первые шаги в этом направлении. Поэтому и в настоящее время сказывается отсутствие в отечественной науке фундаментальных трудов, касающихся проблем рецепции iura in re aliena в дореволюционном, советском и современном российском гражданском законодательстве.

В диссертации предпринята попытка исследовать институт ограниченных вещных прав на землю, существовавший в Древнем Риме, в историко-правовом аспекте, то есть с точки зрения его влияния на правовую доктрину и законодательство дореволюционной, Советской и современной России. При этом особый акцент в работе сделан на анализе перспектив развития этих прав в современном российском правопорядке и необходимости внесения соответствующих изменений в действующее

законодательство. Последнее, очевидно, нуждается в коренном реформировании, поскольку пока не в состоянии обеспечить правовые условия для развития данного института на практике. Выводы, полученные в результате проведенного исследования, и конкретные предложения по изменению и дополнению текущего законодательства, сделанные в диссертации, смогут оказать положительное влияние на развитие института ограниченных вещных прав на землю в современном российском гражданском праве.

Предметом настоящего диссертационного исследования является институт ограниченных вещных прав на землю в римском частном, русском дореволюционном, советском и современном российском гражданском праве, а также проблемы его рецепции и перспективы развития в современном российском правопорядке. При этом первоначально рассматриваются сервитуты (как наиболее древнее по происхождению ius in re aliena), далее анализируется эмфитевтическое (чиншевое) право. Завершается диссертация исследованием права застройки (суперфиция).

Целью диссертационного исследования является комплексный -гражданско-правовой и историко-правовой — анализ института iura in re aliena в Древнем Риме, дореволюционной, Советской и современной России.

Исходя из этого, перед диссертационным исследованием стояли следующие задачи.

• рассмотрение эволюции учения о сервитутах, эмфитевзисе и суперфиции в римском частном праве, касающегося понятия, признаков, содержания, оснований установления и прекращения, а также зашиты этих вещных прав;

• проведение изучения прав на угодья, прав участия частного, чиншевого права и права застройки в русском дореволюционном праве, а также определение степени воздействия на них соответствующих институтов римского частного права;

• определение характеристики права пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования и права застройки в советском гражданском праве;

• изучение сервитутов, пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования и права застройки в современном праве России, а также выявления степени влияния на них римского частного права;

• определение перспектив развития сервитутов, права пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования и права застройки в современной России;

• разработка и обоснование предложений по совершенствованию законодательства об ограниченных вещных правах на землю.

Методологической основой диссертации являются методы конкретно-исторического, формально-юридического, сравнительно-правового и логического анализа. Многие вопросы исследовались в диссертации как междисциплинарные проблемы: на стыке юридической и исторической науки, что отвечает задаче комплексного изучения явлений.

Нормативную базу исследования составляют следующие категории актов:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации, устанавливающий основные положения, касающиеся института ограниченных вещных прав на землю.

2. Федеральное законодательство Российской Федерации, включающее в себя: Земельный, Водный и Лесной кодексы, Закон «О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», Закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)», а также иные законодательные акты.

3. Указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации.

Теоретическую основу диссертации составляют главным образом труды российских и немецких романистов и цивилистов конца XIX -начала XX века по вопросам римского частного и российского гражданского права, в частности Д.Азаревича, К.Н. Анненкова, Ю.Барона, Е.В. Васьковского, Ю.Гамбарова, Л.В.Гантовера, И.Гороновича, Д.Д. Гримма, А.М. Гуляева, А.Г. Гусакова, Г.Дернбурга, Л.Б. Дорна,

Ф.МДыдынского, Н.Л. Дювернуа, В.В. Ефимова, Р.Зома, М.Н. Капустина, Л.А. Кассо, Н.Д. Колотинского, Н.И. Крылова, Т.Марецолля, Д.И. Мейера, К.А. Митюкова, С.А. Муромцева, Н.И. Нерсесова, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского, Г.Пухты, Н.Рождественского, К.Сальковского, В.И. Синайского, В.М. Хвостова, К.Чиларжа, Г.Ф. Шершеневича, М.В. Шимановского, Ф.Шулина и других.

Наряду с этим в диссертации использованы труды советских ученых-юристов и историков, таких как Г.Н. Афитеатров, Ю.М. Бирюков, И.Л.Брауде, А.И. Воронков, П.Н. Галанза, В.Г.Графский, О. С.Иоффе, А.П. Каждан, С.И. Ковалев, А.И. Косарев, В.А. Краснокутский, Н.А. Машкин, С.Н. Медведев, В.А. Мусин, Б.С. Никифоров, И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский, А.А. Подопригора, В.Я. Савельев, Е.А. Скрипилев, В.Г. Ульянищев, С.Л. Утченко, З.М. Черниловский, Е.М. Штаерман, а также чешского романиста М.Бартошека.

Кроме того в настоящем исследовании анализируются новейшие работы современных российских романистов и цивилистов, затрагивающие проблематику iura in re aliena в римском частном и современном российском гражданском праве, а именно Д.В. Дождева, И.А. Иконицкой, В.Казанцева, Н.Коршунова, Л.Л. Кофанова, Т.Е. Новицкой, О.А. Омельченко, В.Я Савельева, Е.В. Салогубовой, Е.А. Суханова, М.Х. Хутыз, З.М. Черниловского, Л.В. Щенниковой и некоторых других.

Кроме того, в диссертации использованы материалы из судебной практики Правительственного Сената Российской империи за период со второй половины XIX до начала XX века.

Научная новизна диссертации состоит в том, что она является одной из первых попыток комплексного изучения института ограниченных вещных прав на землю в гражданско-правовом и в историко-правовом аспекте. В работе проводится теоретическое исследование iura in re aliena не только в праве Древнего Рима и современной России, но и в российском дореволюционном и советском гражданском праве.

До этого проблема рецепции сервитутов, эмфитевзиса и суперфиция в российском дореволюционном и советском праве не выступала в качестве самостоятельного объекта исследований ни в самой дореволюционной, ни в советской, ни в современной цивилистике. Что касается вопроса рецепции упомянутых ограниченных вещных прав в новейшем российском законодательстве, то немногочисленные исследования в этой области не имели комплексного характера, поскольку посвящались анализу лишь отдельных iura in re и по существу во многом сводились к комментированию отдельных законоположений.

В диссертации содержится ряд новых теоретических выводов, касающихся сущности ограниченных вещных прав на землю в русском дореволюционном и современном российском гражданском праве,

перспективах их развития в России, а также практические рекомендации по совершенствованию законодательства.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Появление в системе iura in re aliena современного российского гражданского права института сервитутов, пожизненного наследуемого владения и постоянного (бессрочного) пользования землей отражает общемировую тенденцию все большего ограничения права собственности на землю не только в общественных, но и в частных интересах.

2. Существование и развитие servitutes praediorum в современной России не зависит от наличия или отсутствия в действующем законодательстве норм, допускающих свободную куплю-продажу земельных участков, так как для сервитутов главным является возможность обособления земли на вещном праве, а не возможность ее свободного отчуждения. Более того, в настоящее время сервитуты могут существовать и вообще при отсутствии института частной собственности на землю, поскольку способны возникать вследствие обособления земельных участков не только на праве собственности, но и на иных вещно-правовых титулах (пожизненном наследуемом владении и постоянном (бессрочном) пользовании).

3. Предусмотренные новейшим российским законодательством «частные сервитуты» ведут свое происхождение от римских servitutes praediorum, обладая вместе с тем двумя существенными отличиями от

последних: возможностью принудительного установления по иску заинтересованного лица и возмездным характером пользования сервитуарием служебным участком.

4. Упоминающиеся в современном российском законодательстве «публичные сервитуты» не являются разновидностью прав сервитутного типа. Более того, они вообще не относятся к категории iura in re, представляя собой только пределы реализации (ограничения) права собственности на земельные участки, водные объекты и участки лесного фонда, устанавливаемые в силу прямого указания закона.

5. Право пожизненного наследуемого владения, предусмотренное в современном российском законодательстве, является институтом, родственным римскому эмфитевзису и чиншевому праву дореволюционной России, отличаясь от своих исторических прототипов безвозмездным характером пользования владельцем чужой землей и публично-правовым (на основе административного акта) порядком установления.

6. Право постоянного (бессрочного) пользования не имеет аналогов среди iura in re aliena, известных римскому и русскому дореволюционному праву, представляя собой оригинальный вещно-правовой институт новейшего российского законодательства. Данное право является единственной возможностью обособления земли на вещном титуле за

юридическими лицами, существующими в форме предприятий и учреждений.

7. Предусмотренный в Законе 1912 года о праве застройки и Гражданском кодексе РСФСР 1922 года институт застройки чужой земли ведет свое происхождение от древнеримского суперфиция, отличаясь от последнего срочным характером действия и отсутствием в законодательстве как дореволюционной, так и Советской России прямых указаний о судьбе строений, возведенных застройщиком на участке.

8. В современном российском законодательстве право застройки не является самостоятельным институтом iura in re aliena, а рассматривается как отдельное правомочие, входящее в содержание других ограниченных вещных прав (пожизненного наследуемого владения и постоянного (бессрочного) пользования). Вместе с тем, в настоящее время существуют предпосылки политического, экономического и юридического характера для возвращения права застройки как самостоятельного ius in re в современное гражданское право России.

Практическая значимость диссертационного исследования. Теоретические положения и выводы, сформулированные в диссертации, имеют целью способствовать совершенствованию российского законодательства об ограниченных вещных правах на землю, а тем самым эффективному правовому регулированию отношений, возникающих при реализации упомянутых прав. Они также могут быть использованы при

разработке проектов нормативных актов по вопросам, связанным с вещными правами на чужую землю.

Результаты исследования могут быть использованы в процессе преподавания в высших учебных заведениях курса «Гражданское право», «Римское право», а также отдельного спецкурса, посвященного вещным правам в современном гражданском праве.

Апробация результатов исследования Диссертация выполнена и обсуждена на кафедре 1ражданского нрава юридического факультета МГУ им. MB. Ломоносова. Многие теоретические положения и выводы использовались и используются автором при чтении лекций по римскому частному праву, чтении лекций и проведении семинарских занятий со студентами по гражданскому праву на юридическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова, на международно-правовом факультете МГИМО МИД РФ, на факультете гуманитарных прикладных наук МГЛУ им. М. Тореза, а также при выступлении с докладами по проблемам римского и современного гражданского права на международных конференциях «Diritto E Societa In Roma Antica» (Соверато, Италия, 1-8 сентября 1997 года), «Римское право и его рецепция» (Москва, Россия, 28-30 октября 1997 года) и на совместной российско-германской конференции «Трансформация российской правовой системы требования и реальность» (Москва, Россия, 29 сентября-2 октября 1998 года).

Основные положения диссертации нашли отражение в публикациях автора общим объемом 4,2 п.л.

Структура диссертации. Структура работы обусловлена предметом, целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, каждая из которых включает в себя по три параграфа, и списка использованной литературы.

В процессе изложения материала и в конце каждого параграфа формулируются теоретические выводы, а в конце каждой главы — теоретические выводы и практические рекомендации.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении диссертации обосновывается актуальность избранной темы, анализируется степень ее исследованности в юридической литературе; определяются цели, задачи и предмет диссертации, ее теоретическая основа; формулируются основные положения, обладающие, по мнению автора, научной новизной и выносимые им на защиту; рассматривается практическая значимость работы, дается информация об апробации результатов исследования и структуре работы.

В первой главе «Сервитуты в римском, русском дореволюционном и современном гражданском праве» рассматриваются понятие, признаки и отдельные виды земельных сервитутов, основания их установления и прекращения, а также способы и средства защиты. Перечисленные вопросы исследуются в историко-правовом аспекте: первоначально анализируются нормы римского частного права, далее правовое регулирование сервитутов в дореволюционном гражданском праве России и, наконец, рассматриваются положения действующего российского законодательства.

В первом параграфе главы рассматривается процесс становления и развития института земельных сервитутов в Древнем Риме. Автор исследует эволюцию понятия «сервитут» в римской юриспруденции: от причисления сервитутов к объектам вещных прав манципируемым вещам в цивильном праве до признания за сервитутами значения особого ius in re

aliena в праве классическом. При этом автор критикует позицию, согласно которой сервитуты являются древнейшим вещным правом вообще, то есть возникшим еще до появления в Древнем Риме института права собственности.

Анализируя понятие сервитута, автор выделяет три группы признаков, свойственных данному институту как всякому ius in re вообще, как одному из прав на чужие вещи и, наконец, как особому праву на чужую землю. В диссертации рассматриваются отдельные виды земельных сервитутов, существовавших в Древнем Риме, а также их классификации по характеру использования господствующего участка, по содержанию и по порядку реализации прав сервитуария. Рассмотрев понятие и признаки сервитутов, автор переходит к исследованию оснований их установления и прекращения, а также способов защиты. Анализ средств, применявшихся для защиты сервитутов, позволяет, по мнению диссертанта, прийти к заключению о зависимости способов защиты от эволюции в теории сервитутного права: как

манципируемая вещь сервитут служил предметом для виндикации, а как особое ius in re защищался конфессорным иском и преторскими интердиктами.

Завершается параграф выводом автора о причинах возникновения в Риме сначала сельских, а затем и городских земельных сервитутов,

ставших первым шагом, ограничившим свободу собственника в пользу других лиц.

Второй параграф главы посвящен рассмотрению servitutes praediorum в дореволюционной России. Исследование прав на угодья в чужом земельном имении, существовавших на Руси еще в древние времена, позволяет отнести их к правам, аналогичным древнеримским сервитутам.

Особое внимание диссертант уделяет вопросу о соотношении понятий «нрава участия частного» и «сервитуты». В решении этой проблемы дореволюционные цивилисты придерживались различных точек зрения. Одни полагали, что права участия частного — это обычные сервитуты (Дювернуа Н.Л., Гольмстен А.Х.), другие относили их к ограничениям права собственности в силу закона (Шершеневич Г.Ф., Мейер Д.И., Васьковский Е.В.), третьи считали, что это особая категория прав на чужие вещи — легальные сервитуты (Горонович И.). По мнению автора данной работы, права участия частного, упоминаемые в ст. 238, 277-279 Соборного Уложения 1649 года, а также в ст. 432, 442-447 Свода законов гражданских Российской империи, не являются особым ius in re aliena сервитутного типа, представляя собой ограничения права поземельной собственности в силу закона. Вместе с тем такого вывода нельзя сделать в отношении прав участия частного, предусмотренных в ст. 239-241 Соборного Уложения и ст. 448-451 Свода законов гражданских,

которые относятся к особой разновидности сервитутных прав, возникающих на основе прямого указания закона, т.е. легальным порядком.

В работе дается характеристика отдельных видов сервитутов, установленных как в общероссийском законодательстве (Своде законов гражданских Российской империи), так и в местных законах (Своде гражданских узаконений губерний прибалтийских и Гражданском кодексе Царства Польского). От исследования этого вопроса автор переходит к рассмотрению оснований возникновения и прекращения сервитутных прав, обнаруживая при этом некоторые отличия норм российского дореволюционного права от римского частного (возможность установления сервитутов в России в силу прямого указания закона, с одной стороны, и недопустимость их установления посредством приобретательной давности, с другой). Наконец, серьезной новеллизацией способов прекращения сервитутов, известных в Древнем Риме, является включение в этот перечень особого основания односторонней сделки, совершаемой собственником praedium serviens в форме выдела лесного участка (ст. 459 Свода законов гражданских, ст. 679 Устава лесного).

Изучение порядка и способов защиты права на сервитут в дореволюционной России позволяет утверждать, что российское гражданское законодательство не знало четкой и стройной системы судебной защиты сервитутов подобной той, что существовала в римском

праве. Это выражалось, во-первых, в отсутствии единого иска (аналогичного конфессорному) для защиты всех прав сервитутного типа, во-вторых, в ограничении действия иска, защищавшего некоторые из этих прав, сроком исковой давности и, в-третьих, в невозможности применения владельческих средств защиты российским сервитуарием.

В завершение параграфа автором делается вывод о том, что российскому гражданскому законодательству того времени, несомненно, был известен институт земельных сервитутов, происхождением своим обязанный праву Древнего Рима. Вместе с тем диссертант отмечает более низкий уровень развития этого института в дореволюционной России, объясняя это причинами как экономико-географического, так и юридического характера.

Третий параграф главы посвящен вопросам правового регулирования земельных сервитутов в новейшем российском законодательстве. В работе дается развернутый перечень нормативно-правовых актов, регулирующих сервитутные отношения.

Анализ определений права на сервитут, встречающихся в действующем законодательстве, позволяет выделить два подхода законодателя к понятию сервитута: с одной стороны, сервитут рассматривается как право ограниченного пользования чужой землей, т.е. в традиционном (римско-правовом) смысле (ст. 274 ГК ст. 1 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с

ним», ст.8 ФЗ «О товариществах собственников жилья»). С другой, сервитут отождествляется только с ограничениями других вещных прав на недвижимое имущество, а для обозначения таких ограничений в законодательстве используется термин «публичный сервитут» (ст. 21 Лесного кодекса, ст. 43 Водного кодекса, ст. 4 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним») Автор аргументирует вывод о существе «публичных сервитутов», которые, по его мнению, вообще не относятся к категории прав на чужие вещи, асоставляют только пределы реализации права собственности.

Отмечая отсутствие в современном законодательстве единого перечня сервитутных прав, диссертант приводит развернутый перечень отдельных видов сервитутов, встречающихся в Гражданском, Водном, Лесном кодексах, а также в проекте Земельного кодекса Российской Федерации, принятом Государственной Думой 11 июня 1997 года.

При рассмотрении оснований установления и прекращения сервитутов обнаруживается, что действующее законодательство допускает возможность возникновения данного вида iura in re не только на основе договора, но и посредством судебного решения, вынесенного по иску собственника praediurn dorninans (ст. 284 ГК, ст. 43 Водного и ст. 21 Лесного кодекса), а также на основании индивидуально-правового акта государственного или муниципального органа (ст. 21 Лесного кодекса), что

является новеллизацией не только римского, но и дореволюционногороссийского права.

Защита права на сервитут в современном гражданском праве, по мнению диссертанта, осуществляется общими для всех iura in re исками как вещного, так и обязательственно-правового характера.

Подводя итог третьему параграфу и первой главе диссертации, автор делает вывод о происхождении предусмотренных в российском законодательстве сервитутов от римских servitutes praediorum, отмечая вместе с тем и некоторые существенные отличия между ними (особые основания установления и возмездность современных сервитутных прав). Кроме того, диссертант излагает конкретные предложения по совершенствованию законодательства о сервитутах, а также отмечает универсальный характер данного института, выражающийся в способности сервитутов возникать и развиваться даже при отсутствии института частной собственности на землю.

Во второй главе «Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима до наших дней» рассматриваются понятие, признаки, способы возникновения и прекращения, а также средства защиты эмфитевтического права. При этом первоначально исследуется институт эмфитевзиса в Древнем Риме, затем чиншевое право в дореволюционной России и, наконец, право пожизненного наследуемого владения и

постоянного (бессрочного) пользования в советском и современном российском гражданском праве.

В первом параграфе главы исследуется история возникновения и развития эмфитевзиса в римском частном праве. Первоначально наследственная аренда в Риме существовала в форме вектигального права. Институт же собственно эмфитевзиса появился в Риме значительно позднее — в 3 веке н.э. Постепенно происходит сближение, а при императоре Юстиниане слияние этих прав в один институт под именем Emphyteusis, являвшийся уже не обязательственным, а вещным правом. Окончательно юридическая сущность данного права была определена конституцией императора Зенона, установившего, что эмфитевзис есть ограниченное вещное право, возникающее на основе особого эмфитевтического консенсуального контракта.

Анализируя основания установления эмфитевзиса (договор, судебное решение, легат и давность владения), автор присоединяется к точке зрения Д. Азаревича, Г. Дернбурга и Н.И. Нерсесова, рассматривавших приобретательную давность в качестве одного из оснований возникновения эмфитевтического права. При исследовании прав и обязанностей сторон эмфитевтического договора автор придерживается позиции, согласно которой клад, найденный на арендованном участке, подлежит разделу между собственником земли и эмфитевтором.

Рассматривая основания прекращения эмфитевзиса, диссертант дифференцирует их на три группы: во-первых, основания, влекущие прекращение любого вещного права, в том числе и эмфитевтического, во-вторых, прекращающие всякие iura in re aliena, включая emphyteusis, и, наконец, в-третьих, способы, влекущие ликвидацию только эмфитевзиса, но не других вещных прав.

Автор диссертации подробно останавливается на способах защиты эмфитевзиса, включавших в себя петиторные иски и владельческие интердикты. При характеристике вещных исков отмечается, что эмфитевтор мог воспользоваться всеми исками собственника (виндикационным, негаторным, прогибиторным и Публициановым), предоставленными ему по аналогии (как actiones utilis).

В завершении параграфа автором делается вывод о том, что развитие системы iura in re aliena в Риме привело к возникновению эмфитевзиса, который значительно сильнее ограничивал правомочия собственника по сравнению с сервитутами, поскольку право пользования эмфитевтора было гораздо шире сервитутных прав; эмфитевзис отчуждался и передавался по наследству; не был связан ни с определенным лицом как servirutes personarum, ни с определенным имуществом как servirutes praediorum, а для защиты своего права эмфитевтор (в отличие от сервитуария) пользовался теми же средствами, что и собственник.

Во втором параграфе главы рассматривается институт чиншевого права, существовавший в русском дореволюционном гражданском праве.

При исследовании истории возникновения чиншевого права отмечается, что данное ius in re не являлось изобретением собственно российского законодателя, а проникло в русское законодательство в результате расширения границ Российской империи во второй половине 18 века за счет западных территорий, на которых уже существовали чиншевые отношения. Действие этого ограниченного вещного права на территории России было подтверждено Манифестом от 30 октября 1840 года «О распространении силы и действия российских гражданских законов на все западные возвращенные от Польши области».

Далее в работе анализируется понятие и сущность чиншевого права. В дореволюционной цивилистике не было единства мнений по поводу этого вопроса. Одни относили чиншевое право к ограниченным вещным правам (Е.В. Васьковский, Д.И. Пихно, Г.Ф. Шершеневич), другие рассматривали его как обязательственное право (В.А. Незабитовский, В.Г. Малевский), третьи считали, что это право собственности (Линевич). Диссертант придерживается первой точки зрения, аргументируя свою позицию разъяснениями Правительственного Сената.

При исследовании оснований установления чиншевого права (договор, приобретательная давность, легат) обнаруживается отсутствие принципиальных различий между нормами российского

дореволюционного законодательства и римского права, чего нельзя сказать о способах прекращения данного ius in re. Дело в том, что в российском праве в отличие от Древнего Рима неплатеж пользователем земли чинша не влек прекращения чиншевого права, а позволял собственнику только взыскивать с чиншевика убытки, причиненные просрочкой уплаты census’a.

Завершается второй параграф выводом автора о происхождении чиншевого права от римского эмфитевзиса, а также о необыкновенной живучести и приспособленности данного института к нашим условиям.

Третий параграф главы посвящен изучению институтов пожизненного наследуемого владения и постоянного (бессрочного) пользования в советском и современном российском праве. При рассмотрении истории возникновения в СССР прав на чужую землю подобных римскому эмфитевзису и чиншевому праву отмечается, что впервые права пожизненного наследуемого владения и постоянного пользования земельным участком были предусмотрены в Основах законодательства СССР и союзных республик о земле от 28 февраля 1990 года, а также в Законе СССР «О собственности в СССР» от 6 марта 1990 года.

Анализ содержания, оснований установления и прекращения, а также средств защиты этих прав по общесоюзному законодательству позволяет автору прийти к заключению, что если право пожизненного наследуемого

владения граждан являлось институтом родственным римскому эмфитевзису и чиншевому праву, то такого вывода нельзя сделать о праве постоянного пользования. По мнению диссертанта, это особое ограниченное вещное право, не имеющее аналогов ни в римском, ни в российском дореволюционном праве.

В послереволюционном российском законодательстве соответствующие институты впервые появляются в 1990 году с принятием законов РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», «О земельной реформе», «О собственности в РСФСР», а также Земельного кодекса 1991 года. Сравнительное исследование норм общесоюзного и российского законодательства не обнаруживает сколько-нибудь значимых отличий в правовом регулировании права пожизненного наследуемого владения граждан, чего нельзя сказать о праве постоянного пользования землей, которое, согласно ст. 12 Земельного кодекса РСФСР 1991 года (в отличие от Основ СССР и союзных республик о земле 1990 года), могло принадлежать только юридическим, но не физическим лицам.

В дальнейшем автор переходит к изучению нормативных актов, принятых в Российской Федерации на основе новой Конституции 1993 года (части первой Гражданского кодекса РФ 1994 года, ФЗ «О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» 1997 года и некоторых других).

Исследование оснований возникновения и прекращения, средств защиты, а также содержания прав пожизненных наследуемых владельцев и постоянных (бессрочных) пользователей по действующему российскому законодательству позволило диссертанту, во-первых, подтвердить справедливость ранее сделанных (в отношении общесоюзного законодательства) выводов о родстве пожизненного наследуемого владения с римским эмфитевзисом, с одной стороны, и об уникальности существующего в современном праве России института постоянного (бессрочного) пользования землей, с другой. Во-вторых, отметить еще дну особенность права постоянного (бессрочного) пользования, которое в настоящее время является единственной возможностью обособления земли на вещно-правовом титуле за юридическими лицами, существующими в форме предприятий и учреждений.

Подводя итог третьему параграфу и второй главе работы в целом, автор приходит к выводу, что в современной России существуют предпосылки политического, экономического и юридического характера для развития институтов пожизненного наследуемого владения и постоянного (бессрочного) пользования землей, а также делает конкретные предложения по совершенствованию законодательства, касающегося данных iura in re aliena.

Третья глава «Строение на чужой земле: от суперфиция до права застройки» посвящена историко-правовому анализу института суперфиция

в Древнем Риме и права застройки в дореволюционном, советском и современном российском праве.

В первом параграфе главы рассматривается история возникновения, понятие и содержание, основания установления и прекращения, а также способы защиты суперфиция в римском частном праве. При изучении истории суперфиция обнаруживается, что право застройки в Риме (подобно эмфитевзису) первоначально возникло как обязательственно-правовой, а затем трансформировалось в вещный институт вследствие предоставления претором застройщику петиторных средств защиты. Исследуя содержание права на суперфиций, автор отмечает несколько больший объем правомочий, принадлежавших застройщику по сравнению с эмфитевтором (напр., возможность свободного отчуждения права застройки).

От рассмотрения общих положений, касающихся суперфиция, диссертант переходит к характеристике оснований возникновения и прекращения права застройки. Если установление данного ius in re происходило теми же способами, что и эмфитевзиса, то основания уничтожения несколько отличались. Так, с одной стороны, сунерфиций не прекращался вследствие неуплаты застройщиком соляриума собственнику земельного участка, а с другой, терял силу в случае одностороннего отказа суперфициария от права, что, по мнению автора, вытекает из существа застройки как ius in re, предоставлявшего его субъекту большие по сравнению с эмфитевзисом возможности.

В завершение первого параграфа автор приходит к заключению, что решение вопроса о праве собственности на строение, возведенное на чужой земле, происходило в римской юриспруденции на основе принципа «superficies solo cedit», согласно которому собственник земли становился собственником здания, построенного на его участке, независимо от субъекта и оснований застройки. Следовательно, предоставление в собственность постройки как отдельного объекта без соответствующего пространства земли было в Древнем Риме невозможным, а выход был найден в одновременном обременении и участка, и строения, находящегося на нем, ограниченным вещным правом (суперфицием) в пользу застройщика.

Второй параграф посвящен исследованию права застройки в российском дореволюционном законодательстве. Анализируя исторический процесс становления данного института в России, автор отмечает изменчивость законодательной политики российского государства в отношении права застройки. Первоначально в 17-18 веке государственная политика была направлена на устранение самой возможности конкуренции прав двух лиц (собственника земли и застройщика) на один земельный участок. Так, Межевая инструкция Екатерины П 1766 года запрещала застраивать чужую землю, предусмотрев в противном случае применение римского правила «superficies solo cedit».

В дальнейшем в конце 19 — начале 20 века комплекс причин

экономического характера побуждает российского законодателя изменить свое отношение к институту застройки, что в конечном итоге приводит к принятию в 1912 году Закона о праве застройки.

При характеристике содержания права застройки диссертант уделяет особое внимание решению вопроса о природе права застройщика на строения, возведенные на чужом участке. По этому поводу в дореволюционной юриспруденции не было единства взглядов. Одни цивилисты считали, что здания являются собственностью хозяина земли по правилу «superficies solo cedit» (Б.Мартынов), другие относили строения к собственности застройщика (А.Г. Гойхбарг, В.И. Синайский, Г.Ф. Шершеневич). По мнению автора данной работы, основанному на анализе норм Закона о праве застройки и разъяснений Правительственного Сената, до окончания срока действия договора о застройке возведенные на участке постройки принадлежали застройщику на ограниченном вещном праве. При этом собственник земли также не являлся собственником строения, приобретая соответствующий титул только после истечения упомянутого срока.

Далее в диссертации рассматриваются основания установления и прекращения права застройки. Если основаниями установления римского суперфиция являлись договор, завещательный отказ, судебное решение и приобретательная давность, то право застройки в России возникало исключительно договорным порядком. Вместе с тем, в отличие от

суперфиция, имевшею бессрочный характер, одним из оснований прекращения права застройки являлось истечение времени действия договора о его установлении, который мог заключаться на срок от 36 до 99 лет.

В конце второго параграфа автором делается вывод о том, что право застройки в дореволюционной России представляло собой оригинальный вещно-правовой институт, имевший своим историческим прототипом суперфициарное право Древнего Рима.

В третьем параграфе главы анализируются нормы Гражданского кодекса РСФСР 1922 года, регулирующие отношения застройки, а также перспективы развития данного института в современном российском законодательстве.

Изучая положения ПС РСФСР 1922 года, автор рассматривает права и обязанности застройщика, основания установления и прекращения застройки, а также вопрос о природе титула, принадлежавшего застройщику в отношении строений. По мнению диссертанта, советское законодательство при решении этой проблемы первоначально следовало догме римского права («superficies solo cedit»), относя постройки к собственности государства, отдавшего землю под застройку частным лицам. Однако позднее Указом Президиума Верховного Совета СССР «О праве граждан на покупку и строительство индивидуальных жилых домов», принятом в 1948 году, право застройки было упразднено. При этом

застройщики вместо ограниченного вещного права приобрели право собственности на постройки, возведенные на государственной земле.

Таким образом, стала возможной принадлежность земельного участка на праве собственности одному лицу (государству), а возведенных на нем строений — другому субъекту (гражданину-застройщику).

Далее в работе исследуется новейшее российское законодательство, в результате чего автором делаются следующие выводы:

• во-первых, о том, что в настоящее время право застройки не является самостоятельным институтом iura in re aliena, а представляет собой отдельное правомочие, входящее в содержание других ограниченных вещных прав (пожизненного наследуемого владения и постоянного (бессрочного) пользования);

• во-вторых, о том, что строения не рассматриваются в новом Гражданском кодексе Российской Федерации (ст.271 и 552) как принадлежность к главной вещи (земле), поскольку, с одной стороны, застройщик приобретает право собственности на постройку, возведенную им на чужой земле, а с другой, переход права собственности на это строение влечет перенос соответствующего ограниченного вещного права на землю на нового собственника постройки.

Завершается третий параграф и третья глава диссертации в целом анализом проблемы возвращения права застройки как самостоятельного his in re в современное российское право. Автор считает, что в современной

России существуют предпосылки политического, экономического и юридического характера для восстановления и развития института застройки как самостоятельного ограниченного вещного права и предлагает внести соответствующие изменения и дополнения в действующее законодательство.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Пожизненное наследуемое владение как ограниченное вещное право (историко-правовой анализ). // Правоведение. 1992. №5 (0,6 п.л.).

2. Возникновение и развитие ограниченного вещного права на землю. // Государство и право. 1993. №4 (0,6 п.л.).

3. Строение на чужой земле: от суперфиция до права застройки. // Гражданское право России при переходе к рынку: Сб. науч. статей преподавателей кафедры гражданского права юрид. факультета МГУ, посвященный памяти проф. В.П. Грибанова. М., 1995 (1,3 п.л.).

4. Сервитута в римском, русском дореволюционном и современном гражданском праве. // IVS ANTIQVVM (Древнее право). 1997. №1 (2) (1,7 п.л.).

More from my site

  • Расторжение и прекращение договора отличие РАСТОРЖЕНИЕ ДОГОВОРА И ОТКАЗ ОТ ДОГОВОРА В ГРАЖДАНСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ Кузнецов Дмитрий Владиславович Специалист I категории Юридического отдела ОАО "Банк 24.ru", магистр частного права. Родился 9 октября 1978 г. в […]
  • Оформление квартиры в собственность в новосибирске Оформление квартиры в собственность в новосибирске Существует несколько вариантов, с помощью которых можно переоформить свидетельство на право собственности на другого человека. К ним относятся: 1. Продажа (купля) квартиры. 2. […]
  • Постановление 1323 коап рф Постановление 1323 коап рф ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН от 06 декабря 2010 года Дело N 7-1323/2010 06 декабря 2010 г. гор. Казань Судья Верховного Суда Республики Татарстан Р.М. Нафиков, при секретаре Р.Э. Порфирьевой, […]
  • Помощи в регистрации ип Регистрация ИП «под ключ» в Екатеринбурге Регистрация ИП в Екатеринбурге также, как и регистрация других правовых форм предприятия, может быть осуществлена при помощи специалистов компании «Феникс-Групп». Э кономьте […]
  • Как получить инн люблино Налоговая инспекция №23 Юридический адрес: 109386, г. Москва, Таганрогская ул., д. 2 Начальник Городничева Людмила Ивановна Секретарь: 8 (495) 400-00-23 Для справок: 8 (495) 400-21-42 Контакт-центр: 8 (495) 276-22-22 «Телефон […]