Переход права собственности по договору цессии

Момент перехода права требования к цессионарию по договору цессии. Статьи по предмету Гражданское право

МОМЕНТ ПЕРЕХОДА ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ К ЦЕССИОНАРИЮ ПО ДОГОВОРУ ЦЕССИИ

Е.А. РЫЖКОВСКАЯ

Относительно момента перехода права собственности на вещь к ее приобретателю по договору российское гражданское право исходит не из системы соглашения, а из системы передачи, связывая этот момент с моментом передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 223 ГК РФ). Это норма не может быть использована при определении момента перехода права требования к цессионарию, т.к. вещи и имущественные права являются разными видами имущества в системе объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ).

В свое время в п. 11 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), доведенного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 N 120 [1], был сделан вывод о том, что «невыполнение первоначальным кредитором обязанностей, предусмотренных пунктом 2 статьи 385 ГК РФ, по общему правилу не влияет на возникновение у нового кредитора прав в отношении должника. К новому кредитору права (требования) по общему правилу переходят в момент совершения сделки уступки права (требования). Передача документов, удостоверяющих право и подтверждающих его действительность, производится на основании уже совершенной сделки».

Законодатель сегодня закрепил вышеуказанную позицию, выработанную судебной практикой, в п. 2 ст. 389.1 ГК РФ, где предусматривается, что требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное. Однако необходимо заметить, что выглядит не совсем логичным помещение нормы о моменте перехода требования к цессионарию в статью под названием «Права и обязанности цедента и цессионария». Представляется, что было бы целесообразнее посвятить такому вопросу отдельную статью. Ведь переход права требования является тем правовым результатом сделки цессии, к которому стремятся ее стороны, в силу чего важность правильного и точного определения этого момента очевидна.

В соответствии с п. 2 ст. 826 ГК РФ при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется.

В ст. 5 (b) Конвенции УНИДРУА о международном факторинге, принятой в Оттаве 28.05.1988 (Российская Федерация присоединилась к этой Конвенции — Федеральный закон от 5 мая 2014 г. N 86-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА по международным факторинговым операциям»), установлено, что положение факторингового контракта, согласно которому будущие денежные требования предназначены для уступки финансовому агенту по мере их поступления, не требует заключения какого-либо нового акта об уступке требования [2].

В соответствии с п. 2 ст. 8 Конвенции Организации Объединенных Наций об уступке дебиторской задолженности в международной торговле, принятой Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 2001 года N 56/81 [3], в отсутствие договоренности об ином уступка одной или более статей будущей дебиторской задолженности имеет силу без необходимости совершения дополнительного акта передачи для уступки каждой дебиторской задолженности.

Вопрос о моменте перехода права требования от цедента к цессионарию по договору цессии неоднократно обсуждался в цивилистической литературе. Например, Л.А. Новоселова пишет: «Такой договор носит характер распорядительной сделки, не создает каких-либо обязательственных правоотношений между его участниками, поскольку преследуемая при его заключении цель — переход права — достигается непосредственно в момент его совершения [4, с. 30]. Той же позиции придерживается ряд других авторов [5, с. 25]. В другой работе Л.А. Новоселова отмечает, что право требования переходит к цессионарию, как правило, в момент оформления акта (сделки) уступки, причем момент перехода права может отстоять по времени от заключения договора, являющегося основанием передачи, но не может быть определен датой более ранней, чем дата заключения договора о передаче права требования [6, с. 29]. В.А. Белов считает, что договор цессии консенсуален и вступает в силу с момента достижения сторонами соглашения по существенным условиям, если стороны не договорились об ином. В.А. Белов при этом исходит из следующего (как представляется, справедливого) понимания реальности сделки: реальна сделка, которая считается совершенной в момент производства действий, составляющих ее содержание (в момент передачи вещи, выполнения работ, оказания услуг и пр.) [7, с. 117, 138 — 139]. Не соответствующей действующему гражданскому законодательству представляется точка зрения О.А. Колесникова: «. момент перехода права должен определяться моментом, когда должник узнал или должен был узнать о передаче обязательственного права» [8, с. 15]. Нетрудно заметить, что в последней приведенной формулировке заложено противоречие: право переходит, когда должник узнает о переходе. Согласно п. 3 ст. 382 ГК РФ должник уведомляется об уже «состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу». В законодательствах стран немецкой правовой семьи (Германии, Австрии, Швейцарии) уведомление должника не влияет на момент перехода права требования к новому кредитору. Напротив, в странах романской правовой семьи (Франции, Италии), а также в греческом ГК этот вопрос решается противоположным образом [9, с. 163 — 164, 168 — 169; 10, с. 464 — 466].

Представляется, что обязательственный договор уступки требования может быть как консенсуальным, так и реальным. Эта точка зрения разделяется рядом ученых [11, с. 466]. Условие о моменте перехода права является условием договора, являющегося основанием для такого перехода, договора, порождающего обязательственное правоотношение между сторонами (основного договора), а не условием распорядительной сделки по передаче и принятию права требования (вспомогательной сделки) [12, с. 106 — 108]. Например, при заключении реального договора дарения имущественного права (требования) к третьему лицу исполнение сделки совпадает с моментом ее заключения, т.е. право переходит к цессионарию в момент заключения такого договора. При заключении консенсуального договора, из которого возникает обязанность передачи права (например, договора купли-продажи), оно переходит к цессионарию в момент совершения вспомогательной сделки по передаче и принятию требования, которая совершается в сроки, установленные основным договором, либо в сроки, предусмотренные ст. 314 ГК РФ. В силу диспозитивного характера нормы п. 2 ст. 389.1 ГК РФ стороны основного договора могут также привязать момент перехода права к определенному сроку, обусловленному событию, моменту оплаты, передачи документов, подтверждающих требование, моменту уведомления должника об уступке и пр. В последнем случае необходимости в совершении вспомогательной сделки по передаче права нет, и оно переходит к цессионарию в момент, определенный сторонами в договоре (или в момент наступления оговоренного условия). К примеру, положения п. 2 ст. 112 и п. 2 ст. 140 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливают, что условия договора купли-продажи прав требования должника, заключаемого в ходе процедур внешнего управления и конкурсного производства, должны предусматривать получение денежных средств за проданное право требования не позднее чем через тридцать дней (в конкурсном производстве — тридцать рабочих дней) с даты заключения договора купли-продажи, а также переход прав требования только после их полной оплаты. Такое требование законодательства о банкротстве продиктовано целями реального восстановления платежеспособности должника (на стадии внешнего управления), а также наиболее полного удовлетворения требований его конкурсных кредиторов (в процедуре конкурсного производства).

При рассмотрении конкретного дела Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал следующее.

Выводы судов трех инстанций о недействительности договора уступки являются ошибочными. Стороны поставили приобретение цессионарием спорного права требования и утрату его цедентом в зависимость от поступления полной суммы оплаты. Истолковав указанные положения этого договора, суды сочли, что переход прав от банка к обществу не состоялся, а неисполнение обществом обязательств по оплате в полном объеме влечет его недействительность.

Между тем названные условия договора уступки на его действительность не влияют, так как согласуются с принципом свободы договора (статья 421 Кодекса) и не противоречат параграфу 1 главы 24 Кодекса, который не содержит положений, исключающих возможность включения в договор, на основании которого совершается уступка прав, положений, обусловливающих момент перехода уступаемых прав от цедента к цессионарию исполнением последним своих обязанностей по оплате приобретаемого права. Таким образом, правовая позиция по данному делу предусматривает, что условие договора уступки права требования, предусматривающее переход права после его оплаты, не может являться основанием для признания этой сделки ничтожной [13]. Изложенная позиция представляется логичной и обоснованной.

В другом деле Арбитражный суд Северо-Западного округа анализировал договор уступки, по условиям которого цедент передает, а цессионарий принимает на себя право требования цедента по договору поставки. Хотя и нет возможности увидеть подлинный текст договора цессии, из формулировок судебного акта можно предположить, что стороны заключили договор уступки (купли-продажи) права требования, в котором сливается в один документ обязательственная сделка — основание уступки и распорядительная — сам акт передачи права, определив момент перехода права к цессионарию в соответствии с п. 2 ст. 389.1 ГК РФ, т.е. привязав его к моменту заключения договора. Договор уступки определял, что право требования цедента передается цессионарию в том объеме, который существовал на момент заключения договора, что подтверждается реестром отгруженных накладных. Согласно договору уступки цедент обязан передать цессионарию в 10-дневный срок с момента полной оплаты уступаемого права требования все необходимые документы, удостоверяющие права (требования), а оплата уступаемого права должна быть произведена цессионарием в течение 10 дней с момента подписания договора.

Кассационная инстанция отказала цеденту во взыскании задолженности по договору уступки права требования, руководствуясь следующим. По своей правовой природе переход прав требования по возмездной сделке является продажей имущественных прав. В соответствии с ГК РФ его общие положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав.

Стороны предусмотрели в договоре предварительную оплату уступаемого права требования (такой вывод кассационной инстанции противоречит вышеприведенному выводу о том, что цедент передал требование цессионарию в момент заключения договора цессии). Согласно ГК РФ в случае неисполнения покупателем обязанности предварительно оплатить товар применяются правила статьи о встречном исполнении обязательства. Последствия неисполнения обязанности по предварительной оплате урегулированы нормами ГК РФ, которые исключают возможность ее принудительного истребования, поэтому требования цедента не основаны на законе.

Суд также посчитал, что первоначальный кредитор не выбыл из обязательственного правоотношения в момент заключения договора уступки, поскольку не передал цессионарию все необходимые документы, удостоверяющие права (требования), в том числе реестр отгруженных накладных и сами накладные, которые являются первичными бухгалтерскими документами, подтверждающими сумму задолженности по договору поставки, в связи с чем право требования к новому кредитору не перешло, а значит, отсутствуют основания для взыскания с цессионария платы за уступаемое право требования.

Приведенные выводы кассационной инстанции выглядят сомнительными в случае, если переход права требования действительно состоялся в момент заключения договора уступки, а условие о его оплате в кредит суд неверно квалифицировал как условие о предварительной оплате. Кроме того, отождествление исполнения цедентом обязанности по передаче цессионарию документов, подтверждающих уступленное требование, с моментом его перехода прямо противоречит действующему законодательству [14].

Обусловленность момента перехода требования к цессионарию моментом полной оплаты им требования с практической точки зрения весьма целесообразна для снижения рисков цедента, заключающихся в возможном банкротстве цессионария. Действительно, предположим, что A. (цедент) заключил с B. (цессионарий) договор, по которому право требования переходит к B. в момент заключения такого договора и подлежит оплате в течение 30 дней. До исполнения обязательств по оплате перешедшего требования B. (уже являющийся обладателем этого права) признан банкротом. В такой ситуации требование поступит в конкурсную массу банкрота, а A. встанет по общему правилу в третью очередь в реестре требований кредиторов B., и, скорее всего, не получит удовлетворения своих требований в конкурсном производстве. В то время как если бы такой договор цессии был сконструирован как консенсуальный, т.е. если бы стороны оговорили, что право требования цедент передаст только после полной его оплаты цессионарием, первоначальный кредитор был бы защищен в достаточной степени от рисков банкротства цессионария, т.к. по правилам ст. 328 ГК РФ в случае несостоятельности последнего и неоплаты по договору цессии цедент мог бы просто воспользоваться правом на отказ от исполнения договора цессии и минимизировал бы размер своих убытков.

То же замечание касается перехода будущего требования, которое в соответствии с п. 2 ст. 388.1 ГК РФ, если иное не установлено законом, переходит к цессионарию с момента его возникновения. Соглашением сторон может быть предусмотрено, что будущее требование переходит позднее. Так или иначе, согласно смыслу этой нормы будущее требование не возникает сразу у цессионария, а переходит к нему от цедента, а значит, на какое-то время (на 1 «юридическую секунду») сначала возникает у цедента. Причем норма не предусматривает обратного действия правового результата уступки: момент перехода права — момент его возникновения, не ранее. Более поздний момент перехода может быть установлен договором, более ранний — только законом. Но если закон не установил таких случаев, а цедент признан банкротом, должно ли требование перейти к цессионарию или должно быть аккумулировано в конкурсной массе? Действующее законодательство не позволяет, к сожалению, однозначно ответить на этот вопрос.

В заключение, соглашаясь с необходимостью обеспечения законодательством безопасности участников гражданско-правовых отношений, снижения для них различных видов рисков [15, с. 82 — 83], можно привести следующие предложения для ведения договорной работы участников российского гражданского оборота. Представляется, что более целесообразно с точки зрения защиты интересов цедента в договоре цессии определять момент перехода права моментом полной оплаты требования цессионарием. Кроме того, для защиты прав цессионария важно предусматривать конкретные сроки передачи цедентом цессионарию документов, подтверждающих уступленное право, максимально приближенные к моменту перехода требования, т.к. эти документы снабжают требование доказательственной базой и возможностями реального осуществления. Обладание требованием без подтверждающих его документов не имеет смысла.

Список литературы

1. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2008. N 1.
2. Конвенция УНИДРУА о международном факторинге. URL: http://www.conventions.ru/view_base.php?id=1089 (дата обращения: 12.05.2016).
3. СПС «КонсультантПлюс».
4. Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М.: Статут, 2003.
5. Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования // Очерки по торговому праву: Сб. науч. тр. / Под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 1999. Вып. 6.
6. Новоселова Л.А. Перемена лица в обязательстве // Гражданин и право. 2001. N 12.
7. Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001.
8. Колесников О.А. О моменте перехода обязательственных прав на основании сделки // Арбитражная практика. Специальный выпуск «Уступка права требования (практика рассмотрения дел в арбитражных судах)». 2001.
9. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. / Пер. с нем. М.: Международные отношения, 1998. Том 2.
10. Годэмэ Е. Общая теория обязательств / Пер. с фр. И.Б. Новицкого. Юр. Издательство Министерства юстиции СССР. М., 1948.
11. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М.: Статут, 2002. Книга первая: Общие положения. Автор гл. V — М.И. Брагинский.
12. Рыжковская Е.А. Правовая природа уступки требования // Российский юридический журнал. 2004. N 4 (44).
13. Постановление Президиума ВАС РФ от 30.03.2010 N 16283/09 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2010. N 6.
14. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 5 июня 2015 г. N Ф07-3502/15 по делу N А66-7492/2014 // СПС «КонсультантПлюс». Документ опубликован не был.
15. Жевняк О.В. Проблемы гражданско-правового обеспечения безопасного использования электронных средств платежа // Проблемы обеспечения безопасного развития современного общества: Сборник трудов IV Международной научно-практической конференции. Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина, Институт экономики Уральского отделения РАН. 2014.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Переуступка прав собственности на квартиру

Содержание статьи

Покупка и продажа квартиры по договору уступки (переуступки) права требования – довольно сложный и специфичный процесс, который встречается на практике не так уж и часто. Правовая основа переуступки прав регулируется несколькими законодательными актами, в том числе ГК РФ, что вызывает множество спорных ситуаций и вопросов.

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с переуступкой прав собственности на квартиру, то вам следует помнить, что:

  • Каждый случай уникален и индивидуален.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

Что такое переуступка прав на квартиру?

Переуступка прав требования на квартиру — это переход права собственности на жилплощадь и обязательств от одного собственника к другому. Основание для переуступки прав собственности на жилье — это договор, который заключается между настоящими и будущими собственниками. Подобное соглашение может иметь характер дарения или возмездного отчуждения прав собственности.

Следует отметить, что к новому собственнику права на жилье переходят в том же объеме, в котором они были у прежнего владельца объекта недвижимости. Т.е., переходят любые обязательства и поручительства бывшего собственника жилой площади. Однако по договоренности между сторонами устанавливается регламент, согласно которому переуступается либо объем прав и обязанностей целиком, либо только какая-нибудь их часть.

Покупка и продажа квартиры по договору уступки права требования

В области купли-продажи недвижимости уступка прав требования возможна в 2-х вариациях:

    По предварительному договору купли-продажи. В том случае, если подписывают такое соглашение, то переуступается право требования на заключение договора купли-продажи жилого помещения, однако никак не право требования передачи данной квартиры. Это обусловлено правовой природой вышеописанного договора. В соответствии предварительного договора, стороны не продают квартиру, а лишь договариваются о ее вероятном приобретении в будущем.

Важно! Уступка права возможна лишь в период с момента заключения предварительного соглашения до заключения основного.

Предварительный договор не подлежит государственной регистрации обязательно.

Денежные средства на покупку жилья передаются лишь по основному договору, по предварительному — дополнительных действий совершать не требуется.

  • По соглашению долевого участия в строительстве. Перед переуступкой права все расчеты по соглашению долевого участия должны быть выполнены. Иначе все оставшиеся затраты «вешаются» на нового хозяина квартиры.
  • По данному договору переуступка права может быть лишь до момента подписания акта приема-передачи жилого помещения от застройщика к владельцу. Договор переуступки, как и договор долевого участия, обязательно подлежит госрегистрации.

    Как оформляется переуступка прав на квартиру — порядок проведения сделки

    Права по договору переуступки переходят к другому владельцу лишь в том объеме, в котором они принадлежали прежнему. Поэтому в самом соглашении нужно как можно подробнее описать, по какому договору переуступается право и какая документация передается новому владельцу.

    Продавец должен передать покупателю весь пакет бумаг, касающийся первоначального договора. Это может быть само соглашение, предварительный договор, а также дополнительные соглашения к ним, документация, которая подтверждает внесение оплаты. Передачу оформляют актом, его подписывают две стороны договора цессии.

    Важно! Лучше предварительно узнать у застройщика, есть ли за продавцом задолженность либо неуплаченное пени за просрочку соответствующих платежей. Последствия этого могут быть не только в виде неустойки: задержка оплаты по договору долевого участия более чем на два месяца дает возможность застройщику отказаться от исполнения соглашения в одностороннем порядке.

    Таким образом, перед тем, как заключить договор цессии (уступка прав), нужно убедиться в истинности получаемых прав и способности застройщика исполнить свое обязательство.

    Само оформление переуступки прав собственности на квартиру заключается письменно, при этом в отдельных случаях уступка прав подлежит госрегистрации. В документе обязательно указывают реквизиты (дата и номер) договора, права по которому передаются.

    Переуступка права может быть выполнена лишь после окончательной уплаты стоимости договора долевого участия в строительстве либо одновременно с переводом задолженности на нового хозяина.

    Чтобы продать квартиру по переуступке прав, требуется участие застройщика. Так как, он дает свое согласие в обязательном порядке на сделку.

    После того, как договор переуступки уже подписан сторонами, у самого покупателя должны быть на руках:

    1. основной договор, по которому «переуступается» право;
    2. документация, которая подтверждает расчеты между сторонами;
    3. подтверждение согласия застройщика на уступку (может потребоваться согласие банка, если жилье приобрели в кредит);
    4. акт передачи всех бумаг;
    5. договор уступки.

    По словам специалистов, наименее рискованно заключить соглашение переуступки прав по договору долевого участия в строительстве. Преимущество — «дополнительная» защита» по ФЗ-214. Недостаток — если договор долевого участия расторгается в строительстве, конечный покупатель получает назад лишь ту сумму, прописанную в договоре долевого участия, а совсем не ту, которую он уплатил по договору переуступки прав.

    Цена жилого помещения на первоначальных этапах строительства является минимальной, поэтому разница может быть существенной.

    Приобретение квартиры в новостройке по переуступке прав

    Одна из самых актуальных схем на рынке объектов недвижимости — приобретение жилой площади в новостройках по договору цессии и дальнейшая ее перепродажа 3-им лицам.

    Переуступка прав на квартиру в новостройке не может противоречить современным законам и имеет место в следующих случаях:

    1. после того, как выплатят сумму, указанную в договоре, первым владельцем жилого помещения (это должно подтверждаться соответствующей документацией от застройщика);
    2. если в соглашении долевого участия в строительстве предусмотрено согласие застройщика на уступку прав требования, без этого согласия сделку могут признать недействительной;
    3. если покупка квартиры по переуступке прав осуществлялась в ипотеку, на переуступку прав нужно согласие банка, которое выдает кредит.

    Ст. 390 ГК РФ устанавливает правило, по которому в случае несоблюдения вышеописанных условий, ответственность перед застройщиком, прежде всего, несет первоначальный собственник. В дальнейшем с него же и возьмут сумму, которая была уплачена по договору уступки прав, проценты за пользование чужими финансами, и возмещены понесенные убытки.

    Теперь вы знаете, как оформлять переуступку прав собственности на квартиру. Заключать соглашение уступки права или нет — вам решать. Чтобы хоть как-нибудь обезопасить себя от возможных рисков, нужно запросить как можно больше сведений о застройщике, ознакомиться с документацией на жилье и т.п. Возможно, в дальнейшем это даст возможность вам избежать потраченного зря времени и проблем.

    ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

    9.4. Переход права на проценты

    В соответствии со ст. 384 ГК РФ право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

    В современной российской правоприменительной практике выделяют проценты, уплачиваемые при неисполнении денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ), и проценты, уплачиваемые за пользование денежными средствами (ст. 809 ГК РФ и ряд других) . Первые относят к мерам ответственности, а вторые рассматривают в качестве платы за возможность пользоваться чужим капиталом, платы за кредит . Права на начисление и тех и других процентов не относятся к обеспечительным. И в том и в другом случае мы имеем дело с иными правами, связанными с требованием.

    До настоящего времени вопрос о природе процентов, начисляемых при неисполнении денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ), остается в литературе спорным. Подробнее см.: Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. М., 2000.

    См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 1998 г. N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 11. С. 7 — 14.

    Под «правом на проценты» в ст. 384 ГК РФ, по мнению Е.А. Крашенинникова, следует понимать регулятивное субъективное право требовать уплаты процентов в качестве платы за пользование денежными средствами . По нашему мнению, данная норма охватывает как право на уплату процентов, так и право на проценты, начисляемые в качестве меры ответственности на основании ст. 395 ГК РФ. Гражданский кодекс Российской Федерации в данном случае не указывает на необходимость дифференцированного подхода к процентам, начисляемым по различным основаниям, и потребность в такой дифференциации применительно к рассмотрению вопроса об объеме уступаемых прав не усматривается.

    См.: Крашенинников Е.А. Правовые последствия уступки требования. С. 10.

    Арбитражные суды при применении ст. 384 ГК РФ исходят из того, что указание о переходе прав на неуплаченные проценты относится в равной степени и к процентам, взимаемым в качестве платы за правомерное пользование денежными средствами, и к процентам, установленным ст. 395 ГК РФ. Пример такого подхода приводит В.С. Анохин . Об этом свидетельствуют и приводимые ниже решения арбитражных судов.

    См.: Анохин В. Практика рассмотрения арбитражных дел, связанных с уступкой права требования.

    Определяя порядок перехода прав на проценты, необходимо разделять случаи, когда на момент перехода права по основному долгу срок уплаты процентов еще не наступил и, следовательно, проценты по долгу еще не начислены, и случаи, когда срок уплаты процентов наступил до момента уступки основного долга и проценты на сумму долга начислены.

    В первом случае право на неначисленные проценты как дополнительное и связанное с основным переходит к новому кредитору при отсутствии иного соглашения между первоначальным и новым кредиторами.

    Сама природа права на взимание процентов (начисление их в свою пользу) даже при отсутствии упоминания о них в нормах об объеме передаваемых прав определяет их автоматический переход к новому кредитору. На это обстоятельство обращал внимание И.Б. Новицкий, который, определяя объем уступаемых прав на основании ст. 125 ГК 1924 года, не содержавшей специального упоминания о судьбе процентов, писал, что к новому кредитору переходит и право на взимание процентов. Как видно из контекста, речь шла о неначисленных процентах, процентах, подлежащих начислению после передачи права по основному долгу .

    См.: Советское гражданское право. Т. 1 / Под ред. Д.М. Генкина. М., 1950. С. 410.

    Право на взимание процентов неразрывно связано с основным обязательством и переходит вместе с ним; отдельно от права по основному обязательству оно не может быть передано. О переходе прав на неначисленные проценты нет необходимости указывать в договоре цессии.

    Так, при рассмотрении конкретного дела Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал следующее.

    В соответствии со ст. ст. 382 и 384 ГК РФ при переходе прав кредитора к другому лицу при уступке требования кредитное обязательство не прекращается, а происходит перемена лиц в обязательстве, при этом к новому кредитору переходит право первоначального кредитора в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, в том числе право на неуплаченные проценты.

    Следовательно, новый кредитор при отсутствии в договоре уступки требования специальных оговорок (подобные оговорки в договорах цессии отсутствуют) приобретает права на проценты такие же, какие имел уступивший это право прежний кредитор .

    См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 декабря 1998 г. N 2884/98.

    Аналогичные замечания можно сделать и в отношении процентов, начисляемых при просрочке исполнения денежного обязательства. Право на проценты, подлежащие начислению при просрочке (ст. 395 ГК РФ), является правом дополнительным и вследствие этого должно признаваться входящим в объем правомочий, которые автоматически переходят к новому кредитору при передаче ему права требования по непросроченному исполнением основному денежному обязательству. Об этом нет необходимости специально указывать в законе или в договоре об уступке, поскольку автоматический переход этих прав к приобретателю основного требования безусловно вытекает из их природы.

    Если неисполнение обязательства должником произойдет после уступки права по основному долгу, это нарушение затрагивает права нового кредитора, и он вправе требовать уплаты в свою пользу процентов за просрочку уплаты основной суммы с момента, когда ему перешло право по основному долгу.

    Такой подход в целом ряде случаев использовался арбитражными судами при рассмотрении споров. Так, установив, что по договору об уступке было передано право требования долга, просрочка уплаты которого произошла после перехода требования к новому кредитору, кассационная инстанция признала необоснованным отказ последнему в иске о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ за период после перехода к нему прав по основному обязательству .

    См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 18.05.2000 N 65-8927/99-СГ1-18.

    Нет оснований требовать в соглашении об уступке специального указания о передаче права начислять проценты за просрочку уплаты, которая может иметь место после уступки прав новому кредитору. Такое требование не отвечает смыслу положений ст. 384 ГК РФ, закрепляющих обратную презумпцию.

    Как следует из положений ст. 382 ГК РФ, передача права на взимание процентов может быть прямо исключена соглашением между цедентом и цессионарием, если иное не предусмотрено законом. В том случае, если переход такого права исключен в силу не противоречащего закону соглашения цедента и цессионария, оно прекращается. В данном случае, по нашему мнению, цедент может считаться отказавшимся в непереданной части от требования (ст. 415 ГК РФ).

    Вместе с тем необходимо высказать серьезные сомнения в правомерности соглашения цедента и цессионария о лишении последнего права применять при нарушении должником своих обязанностей перед цессионарием меры ответственности, определенные ст. 395 ГК РФ в размере, предусмотренном законом.

    Право требовать уплаты начисленных на момент уступки процентов отличается по своей природе от права на начисление процентов в будущем. По справедливому замечанию Е.А. Крашенинникова, в момент превращения набегающих процентов в набежавшие процентный долг утрачивает свою побочность и становится самостоятельным по отношению к капитальному долгу, так что уничтожение последнего не приводит к его прекращению, а корреспондирующее ему право на проценты освобождается от своей акцессорности и приобретает самостоятельность по отношению к основному требованию.

    Отмечая особенность этого права, И.Б. Новицкий писал: «. уже наросшие проценты, хотя бы и не полученные еще, остаются за первоначальным кредитором» . Действительно, право на неуплаченные проценты утрачивает жесткую связь с основным требованием. Вследствие этого оно должно было бы передаваться новому кредитору по особому соглашению, а при отсутствии такого соглашения — оставаться у цедента. С этой точки зрения Е.А. Крашенинников обоснованно обращает внимание на неудачную конструкцию ст. 384 ГК РФ, предусматривающую автоматический переход прав на начисленные (неуплаченные) проценты вместе с основным требованием.

    Советское гражданское право. Т. 1 / Под ред. Д.М. Генкина. С. 410.

    Статья 382 ГК РФ содержит указание на переход к новому кредитору прав на «неуплаченные» проценты. Из-за отсутствия в Гражданском кодексе Российской Федерации точного определения под неуплаченными процентами в ряде случаев понимают как те проценты, которые начислены к моменту уступки, но не уплачены, так и те, которые предстоит платить в будущем (т.е. срок платежа которых наступает после уступки, и они, следовательно, не начислены) . Однако для такой широкой трактовки понятия «неуплаченные» проценты нет оснований. Под неуплаченными процентами следует понимать только те проценты, срок уплаты которых наступил к моменту уступки прав по основному долгу. Это мнение разделяет и Е.А. Крашенинников .

    См.: Попов А.А. Размер имущественной ответственности предпринимателя при уступке требований по взысканию санкций. С. 79.

    См.: Крашенинников Е.А. Правовые последствия уступки требования. С. 384.

    Учитывая самостоятельный характер требования о взыскании сумм уже начисленных к моменту уступки процентов, они должны были бы передаваться новому кредитору особым соглашением, однако, как уже отмечалось, ст. 384 ГК РФ включила эти требования в объем требований, переходящих к новому кредитору автоматически. Несмотря на определенную нелогичность этого положения , тем не менее при применении данной нормы необходимо исходить из ее буквального смысла: право на начисленные, но неуплаченные проценты переходит к новому кредитору вместе с основным требованием без специального соглашения по этому поводу.

    На эту нелогичность обратил внимание один из арбитражных судов, указавший, что, если просрочка платежа имела место до приобретения новым кредитором требования по основному долгу, нарушение должником своих обязательств не повлекло для цессионария каких-либо отрицательных последствий. (См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.08.1999 N А56-10240/2000).

    Природа права на начисленные и неуплаченные к моменту уступки проценты, являющегося самостоятельной имущественной ценностью, выраженной в определенной денежной сумме, позволяет как передавать его отдельно от основного обязательства, так и сохранять цеденту за собой при уступке прав по основному (капитальному) долгу. В юридических исследованиях, посвященных данному вопросу, обоснованно отмечалось, что «диспозитивный характер ст. 384 ГК РФ позволяет кредитору-цеденту не передавать другому лицу (цессионарию) права на начисленные, но неуплаченные проценты. Однако сохранение этого права за цедентом исключения из рассматриваемого права не повлечет, поскольку оно не нарушит системных связей между правомочиями и обязанностями сторон правоотношения. Ведь сохранение за цедентом права на неуплаченные проценты не препятствует цессионарию требовать от должника выплаты процентов, подлежащих начислению с момента уступки права» .

    См.: Ломидзе О. Переход обязательственных прав: общее правило и исключения // Российская юстиция. 2000. N 9.

    Например, рассматривая возражения о недействительности договора уступки требования из-за отрыва требования об уплате начисленных до уступки процентов за просрочку выплаты средств с банковского счета от требования о возврате основного долга, арбитражный суд указал, что на момент заключения спорного договора цессии договор банковского счета расторгнут, остаток денежных средств получен владельцем счета. Свое право на получение процентов с банка клиент вправе передать истцу, что и имело место в данном случае .

    См.: Постановление ФАС Московского округа от 07.09.1999 N ГК-А40/2829-99.

    Возможность самостоятельной (в отрыве от прав по основному обязательству) уступки прав на проценты длительное время ставилась под сомнение. Так, О. Ломидзе приводит в качестве довода в пользу недопустимости самостоятельной уступки права на проценты ситуацию, когда право по основному долгу передано одному лицу, а право на проценты — другому, поскольку при частичном платеже должником в первую очередь производится погашение основного долга, и будущие проценты и проценты как мера ответственности начисляются на уменьшенную основную сумму долга. О. Ломидзе полагает, что, если право на взыскание с должника процентов как меры ответственности будет передано другому лицу, удовлетворение данного требования может произойти до погашения требования из основного долга, в результате заемщик уплатит первоначальному кредитору больший размер процентов .

    См.: Ломидзе О. Отчуждение обязательственного права по сделке: проблемы теории и практики. С. 28.

    Очевидно, что подобной проблемы не возникает при четком разграничении начисленных и будущих (неначисленных) процентов. Если проценты уже начислены, то ситуация, о которой говорит данный автор, не возникнет и, следовательно, приведенный довод не может рассматриваться как препятствие для отдельной уступки сумм уже начисленных процентов — правила их начисления никак не изменятся в связи с уступкой.

    Отдельная уступка лицу, не являющемуся новым кредитором по основному долгу, правомочий, связанных с начислением процентов в будущих периодах на сумму долга, недопустима в силу акцессорного характера этого требования.

    При оставлении требований об уплате уже начисленных, но не уплаченных процентов за первоначальным кредитором должна быть сделана специальная оговорка в соглашении об уступке.

    Такая позиция выражена и в целом ряде судебных решений. К примеру, суд, определяя размер подлежащих взысканию процентов, исходил из того, что право начисления процентов у нового кредитора возникает с момента перехода ему права требования, в связи с чем они взысканы с даты передачи права требования по день вынесения решения. Кассационная инстанция, отменив решение, указала на противоречие этого вывода нормам ст. 374 ГК РФ. Вследствие просрочки платежа проценты подлежат начислению с момента возникновения обязательства по оплате товара .

    См.: Постановление ФАС Центрального округа от 09.09.1999 N А48-952/99-3.

    Допуская принципиальную возможность «дробления» денежных требований, нет оснований исключать и возможность отдельной уступки процентов, начисленных за определенный прошедший период лицу, не являющемуся цессионарием в отношении основного долга. Такую возможность в целом признают и арбитражные суды.

    По общему правилу момент перехода прав по основному долгу к новому кредитору не связан с моментом направления должнику уведомления об уступке. Следовательно, определяя, в чью пользу подлежат начислению проценты, нет необходимости выяснять, когда был уведомлен должник.

    Так, отвечая на доводы должника о том, что новый кредитор вправе требовать уплаты процентов только с момента получения должником уведомления, кассационная инстанция со ссылкой на ст. 384 ГК РФ обоснованно указала, что закон не связывает момент возникновения права уплаты процентов за нарушение сроков исполнения денежного обязательства должником новому кредитору с датой уведомления должника о переходе права .

    См.: Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 05.06.2001 N Ф04/1565-435/А27-2001, от 17.03.1999 N Ф04/577-80/А70-99.

    В силу диспозитивного характера норм ст. 384 ГК РФ стороны могут указать иной момент, на который определяется объем уступаемого права (например, связав его с моментом получения уведомления должником). В этом случае при решении вопроса о начислении процентов в пользу нового кредитора следует учитывать предусмотренные в соглашении об уступке условия.

    More from my site

    • Корыстно-насильственные преступления по ук рф Корыстно-насильственные преступления по ук рф К первой группе он относит преступления против личности: преступления против жизни и здоровья (убийства - ст. 105-108 УК РФ; причинение смерти по неосторожности - ст. 109 УК РФ; […]
    • Налоговый кодекс статья 219 социальные налоговые вычеты Статья 219. Социальные налоговые вычеты Информация об изменениях: Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 216-ФЗ в статью 219 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2008 г. и распространяющиеся на […]
    • Понятие переуступка прав требования Понятие переуступка прав требования Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав […]
    • Машина оформлена на жену какие документы необходимо иметь Нужна ли теперь доверенность на автомобиль? Нужна или всё-таки не нужна теперь доверенность на управление чужим транспортным средством? А если не нужна, то что нужно вместо неё? Давайте разбираться в этом вопросе. В прошлом […]
    • Подследственность 325 ук рф Законодательная база Российской Федерации Бесплатная консультация Федеральное законодательство Главная "УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 25.11.2013 с изменениями, […]