Гк рф введение в гражданский оборот

Статья 1487. Исчерпание исключительного права на товарный знак

Не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.

Комментарий к Ст. 1487 ГК РФ

1. Положение комментируемой статьи представляет собой в определенной степени ограничение исключительного права на товарный знак, на возможность которого указывает п. 5 ст. 1229 ГК РФ. Из установлений ст. 1484 Кодекса следует, что никто не может использовать охраняемый в Российской Федерации товарный знак без разрешения правообладателя. Единственным исключением из указанного правила является положение, закрепленное комментируемой статьей. Принцип исчерпания прав означает, что правообладатель не может препятствовать использованию знака применительно к тем же товарам, которые были введены в гражданский оборот им самим либо с его согласия, т.е. он не может осуществлять свое право дважды в отношении одних и тех же товаров, поставляемых на российский рынок. Необходимо особенно подчеркнуть, что товары должны быть теми же самыми и никаким образом не измененными.

2. Принцип исчерпания права имеет территориальное действие — товар должен быть введен в гражданский оборот на территории РФ. Его последующее введение в гражданский оборот, в связи с которым рассматривается вопрос об исчерпании исключительного права на товарный знак, также должно иметь место на территории РФ.

3. Особое внимание хотелось бы уделить вопросу допустимости применения принципа исчерпания права к знаку обслуживания и соответственно к оказываемым услугам.

Пунктом 2 статьи 1477 установлено, что правила Кодекса о товарных знаках применяются и к знакам обслуживания. Из этого, казалось бы, следует вывод о применимости принципа исчерпания права к знаку обслуживания. Однако практика применения ранее действовавшего Закона о товарных знаках 1992 г. свидетельствует об ином . Исправить ситуацию могло бы дополнение указанной статьи оговоркой, исключающей применение данной нормы в отношении услуг. Такой подход использован в законодательных актах многих зарубежных стран.

———————————
Так, представляется очевидным, что парикмахерские услуги или, например, услуги ресторанов, будучи введенными в гражданский оборот правообладателем знака обслуживания или иным лицом с его согласия, не могут быть в дальнейшем объектом оборота, даже если лицо, которому данные услуги были оказаны, является профессиональным парикмахером или поваром. Также сложно себе представить, что клиент банка после получения соответствующих услуг будет выдавать кредиты, совершать расчетные и иные операции под знаком обслуживания этого банка, ссылаясь на принцип исчерпания прав.

Введение товара в оборот: нюансы квалификации (Яхин Ю., Фокина А.)

Дата размещения статьи: 22.02.2017

Судебная коллегия по экономическим спорам (далее — СКЭС, Судебная коллегия) ВС РФ рассмотрела вопрос о том, является ли предложение продукции, маркированной обозначением, сходным до степени смешения со спорным товарным знаком, к продаже на сайте без разрешения правообладателя нарушением антимонопольного законодательства. Суд пришел к выводу, что исходя из смысла нормы п. 4 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции не только продажа и обмен, но и любое иное введение в гражданский оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности является недобросовестной конкуренцией.
———————————
См.: Определение СКЭС ВС РФ от 9 декабря 2015 г. по делу N 304-КГ15-8874.
Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее также — Закон).

Фабула дела

Комиссия УФАС по Томской области (далее — Томское УФАС, антимонопольный орган) установила факт размещения на сайте rele.tomsk.ru, владельцем которого является ООО «Легион» (далее — общество), в разделе «Продукция» информации о товарах с использованием обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком по свидетельству N 381308, чьим правообладателем выступает ООО «Сиб-СпецПроект» .
———————————
На сайте были размещены фотографии предлагаемых к продаже электротехнических приборов с нанесенным на них товарным знаком.

Антимонопольный орган вынес решение о наличии в действиях общества признаков недобросовестной конкуренции, указанных в п. 9 ст. 4 Закона о защите конкуренции, выразившихся в незаконном использовании товарного знака, принадлежащего ООО «СибСпецПроект», при введении в гражданский оборот реализуемых товаров на сайте rele.tomsk.ru.
Общество обратилось в Арбитражный суд Томской области с заявлением к антимонопольному органу о признании незаконным и отмене решения в части признания в действиях Общества нарушения п. 4 ч. 1 ст. 14 названного Закона (в ред. от 13 июля 2015 г.): «Не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг» .
———————————
В новой редакции Закона о защите конкуренции (Федеральный закон от 5 октября 2015 г. N 275-ФЗ) эта норма сохранена в несколько измененном виде в ст. 14.5: «Не допускается недобросовестная конкуренция путем совершения хозяйствующим субъектом действий по продаже, обмену или иному введению в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности, за исключением средств индивидуализации, принадлежащих хозяйствующему субъекту-конкуренту».

Решения судов

Суд первой инстанции отказал в признании незаконным и отмене решения, указав, что общество и ООО «СибСпецПроект» являются конкурентами, так как их рынки и виды деятельности совпадают, а следовательно, при использовании обществом товарного знака правообладателя в отсутствие согласия последнего потребители могут быть введены в заблуждение.
При этом суд счел несостоятельными доводы заявителя о согласии ООО «СибСпецПроект» на использование товарного знака ввиду наличия договора от 2 июня 2008 г. между этой компанией и ООО «Дион» об изготовлении продукции и дополнительного соглашения к нему (впоследствии ООО «Дион» реализовало продукцию обществу), поскольку указанные договор и соглашение не содержат положений о возможности использования данного товарного знака. Кроме того, на момент проверки срок действия этих документов истек.
Общество не согласилось с принятым решением и обжаловало его. Но суд апелляционной инстанции оставил решение в силе, указав, что предложение на сайте к продаже электротехнических приборов с товарным знаком ООО «СибСпецПроект» в 2013 г. в отсутствие соответствующего разрешения правообладателя свидетельствует о недобросовестной конкуренции общества, так как оно привлекает покупателей к своему товару с использованием товарного знака ООО «СибСпецПроект», имеющего определенную репутацию.
Кроме того, суд апелляционной инстанции отклонил возможность применения ст. 1487 ГК РФ, указав, что «обществу. вменяется не реализация спорного товара, а использование товарного знака. без. согласия (правообладателя) в предложении о продаже».
Общество подало кассационную жалобу, сославшись на то обстоятельство, что суды первой и апелляционной инстанций не применили принцип исчерпания исключительных прав, предусмотренный ст. 1487 ГК РФ, поскольку общество получило спорный товар от ООО «Дион», которое, в свою очередь, приобрело его непосредственно у правообладателя спорного товарного знака — ООО «СибСпецПроект».
По мнению заявителя, факт наличия на его сайте предложения о продаже товаров с маркировкой ООО «СибСпецПроект» и отсутствия их в фактическом ассортименте общества не образует состава нарушения, предусмотренного п. 4 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции.
Суд по интеллектуальным правам (далее также — СИП) в качестве кассационной инстанции не согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций по ряду причин.
Гипотеза нормы, содержащейся в п. 4 ч. 1 ст. 14 Закона, не ограничивается только указанием на незаконное использование результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации. Она также включает перечень юридических фактов, при наличии которых деяние может быть признано недобросовестной конкуренцией в соответствии с этим пунктом — «продажа, обмен или иное введение в оборот товара». Следовательно, законодателем перечислены конкретные действия, при совершении которых лицо может быть признано допустившим факт недобросовестной конкуренции.
По мнению СИП, продажа, обмен или иное введение в оборот товара являются элементами объективной стороны правонарушения, предусмотренного п. 4 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции, обязанность доказывания которой согласно ч. 5 ст. 200 АПК РФ лежит на антимонопольном органе.
СИП обратил внимание на тот факт, что иные способы использования товарного знака, перечисленные в п. 2 ст. 1484 ГК РФ, не включены законодателем в гипотезу нормы права, содержащейся в п. 4 ч. 1 ст. 14 Закона. Анализируемая норма, учитывая административный характер правоотношений, в которых находятся государственный орган и лицо, привлекаемое к ответственности, не может толковаться расширительно.
Как указал СИП, предложение о продаже товаров не может также относиться к иным способам введения их в оборот, так как гражданским оборотом являются действия (акты, сделки и т.д.), в результате которых тот или иной товар переходит от одного лица к другому. Соответственно, до первой продажи товар не может считаться введенным в оборот.
Суд кассационной инстанции, помимо прочего, отметил, что довод общества об исчерпании исключительного права ООО «СибСпецПроект», как и доказательства, представленные в подтверждение этого обстоятельства, не были исследованы судами и не получили надлежащей оценки. Принцип исчерпания прав означает, что правообладатель не может препятствовать использованию знака применительно к тем товарам, которые были введены в гражданский оборот им самим либо с его согласия, т.е. он не может осуществлять свое право дважды в отношении одних и тех же товаров, поставляемых на российский рынок. Однако СИП особым образом отметил, что товары должны быть теми же самыми и никаким образом не измененными.
Как подчеркнул Суд по интеллектуальным правам, суды фактически освободили антимонопольный орган от доказывания обстоятельств, свидетельствующих о том, что на спорных фотографиях изображен не тот товар, который был получен ООО «Дион» от ООО «СибСпецПроект» и впоследствии передан обществу, и, таким образом, возложили на инициатора спора обязанность доказывания обратного.
СИП пришел к выводу, что оспариваемое решение противоречит п. 4 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции, поскольку, принимая соответствующее решение, антимонопольный орган неверно квалифицировал действия общества как нарушение названной нормы.
Однако решение Суда по интеллектуальным правам не устроило ООО «СибСпецПроект» и антимонопольный орган, поэтому они обратились с кассационными жалобами в ВС РФ.
Как указала СКЭС, из смысла нормы п. 4 ч. 1 ст. 14 Закона следует, что не только продажа и обмен, но и любое иное введение в гражданский оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности является недобросовестной конкуренцией.
Говоря о введении в гражданский оборот, Судебная коллегия обращается к норме подп. 1 п. 2 ст. 1484 ГК РФ. В соответствии с ней исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем его размещения на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию РФ. По мнению СКЭС, из смысла этой нормы следует, что под иным введением в гражданский оборот понимаются не только продажа или обмен, но и производство, предложение к продаже, демонстрация на выставках и ярмарках.
Исходя из этих выводов, Судебная коллегия определила:
— Постановление СИП от 16 апреля 2015 г. по делу N А67-4453/2014 отменить;
— решение Арбитражного суда Томской области от 15 октября 2014 г. и Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18 декабря 2014 г. по этому же делу оставить в силе.

Рекомендации

Закон о защите конкуренции действительно не содержит специального определения понятия «введение в оборот товара». В связи с этим представляется, что СКЭС имела основания использовать определение, содержащееся в подп. 1 п. 2 ст. 1484 ГК РФ, которым «предложение к продаже» прямо отнесено к разновидности введения товаров в оборот. Однако полагаем необоснованным считать вводом в оборот предложение к продаже товара, который уже был законно введен в оборот самим правообладателем посредством его продажи. По нашему мнению, привлекать к ответственности за нарушение прав на товарный знак или антимонопольного законодательства при предложении к продаже маркированного этим знаком товара справедливо, только если исчерпания прав не произошло. Следовательно, в каждом конкретном случае необходимо анализировать, имело ли место исчерпание прав.
Как видно из ст. 1484 ГК РФ, закон предусматривает несколько способов использования товарного знака, не закрывая перечень возможностей для правообладателя, но отделяя одни способы от других. Так, от ввода в гражданский оборот отделены такие способы, как «использование в предложениях о продаже товаров в объявлениях, рекламе», «использование в сети Интернет (подп. 4 и 5 п. 2 ст. 1484 ГК РФ).
Исходя из фактических обстоятельств дела, нужно отметить, что на сайте ООО «Легион» товарный знак содержался только в фотографиях товара, который, по-видимому (во всяком случае, это следует из заявления общества; подтвердить или опровергнуть это невозможно), был произведен правообладателем по заказу контрагента заявителя, впоследствии по договору передавшего товар обществу для продажи.
При этом СКЭС, отменяя Постановление СИП, отметила, что доводы о необходимости применения принципа исчерпания исключительного права были отклонены судом апелляционной инстанции, так как не были представлены доказательства того, что обществом в 2013 г. предлагались к продаже электротехнические приборы, полученные в рамках взаимоотношений с 2008 по 2011 гг.
В указанном деле представляется важным следующий правовой вопрос: было ли предложение к продаже, если товар отсутствовал, и можно ли ввести в оборот отсутствующий товар, тем более что бремя доказывания в делах об оспаривании ненормативных актов лежит на государственном органе (ст. 200 АПК РФ)?
К сожалению, при общем верном толковании СКЭС положений ст. 14 Закона о защите конкуренции во взаимосвязи со ст. 1484 ГК РФ права общества не были восстановлены, несмотря на наличие для этого оснований: публикация на сайте фотографий товара (маркированного товарным знаком) не может считаться продажей, обменом или иным его введением в оборот, а следовательно, не приходится говорить и о нарушении антимонопольного законодательства.
В связи с указанным решением рекомендуем в отсутствие рамочных соглашений с правообладателем товарного знака или его официальным дистрибьютором практически в режиме реального времени обновлять информацию на сайте в части предложения товаров на нем. Таким образом, компания сможет предотвратить ситуацию, когда товары, маркированные товарным знаком, фактически реализованы, а предложение на сайте остается. Иначе у правообладателя может возникнуть повод для предъявления претензий, связанных с нарушением права на товарный знак.

Верховный суд: размещение фотографии товара на сайте означает введение его в оборот

Новости по теме

Предложение на сайте товара, маркированного товарным знаком третьего лица, является введением его в гражданский оборот и без разрешения правообладателя представляет собой недобросовестную конкуренцию.

Верховный суд указал, что не только продажа и обмен товара, но и любое иное введение в гражданский оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности является недобросовестной конкуренцией, пишет журнал «Арбитражная практика для юриста».

Под «иным» введением в оборот может пониматься и производство, и предложение к продаже, и демонстрация товара на выставках и ярмарках. При этом перечень способов введения в гражданский оборот товаров с использованием результатов интеллектуальной деятельности не является исчерпывающим. Кроме того, в соответствии с п. 1 ст. 437 ГК РФ реклама и иные предложения неопределенному кругу лиц рассматриваются как приглашения делать оферты, если иное прямо не указано в предложении.

Таким образом, размещение обозначения, сходного с товарным знаком правообладателя на интернет-сайте, считается самостоятельным нарушением исключительных прав правообладателя, поскольку продвижение товара является неотъемлемой частью введения товара в гражданский оборот.

Конференция ЮрКлуба

Введение в гражданский оборот

Лабзин Максим 16 Май 2010

Моя практика показала мне ряд ситуаций, для которых самое принципиальное значение имеют понятия «гражданский оборот» и «введение в гражданский оборот», поскольку от этого зависит применение или неприменение нормы об исчерпании права и, соответственно, признание или непризнание действий правонарушением.

Пример 1.
Закончил свое действие лицензионный договор. К моменту его окончания у лицензиата на складе имеется нереализованный лицензионный товар. Никаких договоренностей о том, может ли он его распродать, нет.

Пример 2 (из моего реального судебного дела).
Правообладатель являлся директором ответчика и, пока он был директором, без лицензионного договора изготавливался и выпускался товар.
Вследствие корпоративного конфликта трудовые отношения между правообладателем и ответчиком были прекращены.
На складах остался товар.

Вопрос: вправе ли указанные лица распродать остатки товара или суд должен запретить продажи?

Обращение к тексту нормы ст. 1487 ГК РФ (исчерпание искл. права на товарный знак) показывает, что запрет использования ТЗ становится невозможным после свершившегося введения товара в гражданский оборот правообладателем или с его согласия.
При этом значение термина «гражданский оборот», раскрытое во всех встретившихся мне словарях, показывает, что гражданским оборотом являются действия (акты, сделки и т.д.), в результате которых то или иное благо (например, товар) переходит от одного лица к другому.
Таким образом, до первой продажи товар не может считаться введенным в оборот, а потому исчерпания права на хранящийся у производителя товар не произошло, ст. 1487 ГК РФ неприменима, требование о запрете продажи подлежит удоввлетворению.

В отношениях по использованию объектов патентного права такой вывод вовсе не оставляет сомнений, поскольку в норме об исчерпании права (п. 6) ст. 1359 ГК РФ) производство исключено из списка действий, называемых введением в оборот.

Однако обращение к пп. 1) п. 2 ст. 1484 ГК РФ может привести к выводу, что само производство также причисляется законодателем к введению в оборот, поскольку он указал фразу «или иным образом вводятся в гражданский оборот (товары)» после перечисления ряда действий, начав с производства.

Так все-таки, как бы Вы разрешили спор в указанных двух примерах, если речь идет о правах на товарный знак?

Может быть, у кого-то есть судебная практика?

Никитин 16 Май 2010

Пример 1.
Закончил свое действие лицензионный договор. К моменту его окончания у лицензиата на складе имеется нереализованный лицензионный товар. Никаких договоренностей о том, может ли он его распродать, нет.

В качестве консультанта, Никитин считает, что если истекло патентное разрешение, то бывший лицензиат не может продавать, а следовательно и распродавать товар.

Пример 2 (из моего реального судебного дела).
Правообладатель являлся директором ответчика и, пока он был директором, без лицензионного договора изготавливался и выпускался товар.
Вследствие корпоративного конфликта трудовые отношения между правообладателем и ответчиком были прекращены.
На складах остался товар.

Никитин не понимает, какие лицензионные соглашения могут тут быть между работодателем и работником. Товар должен был выпускаться от лица директора-праводержателя. А если «нарушились трудовые отношения», то товар выпускался бы уже от другого лица — вот и нарушилась бы торговая марка. Иными словами, если трудовые отношения есть, товар вводится в оборот законным путем, т.е. с разрешения директора. Если нет отношений — то незаконным, без разрешения, а значит и никакого «исчерпания прав» нет. Стало быть — нельзя. Вывод: с начальником лучше ладить.

Вот так в общих очертаниях. Если, конечно, у вас нет подводных камней.

не сын юриста 16 Май 2010

Закончил свое действие лицензионный договор. К моменту его окончания у лицензиата на складе имеется нереализованный лицензионный товар. Никаких договоренностей о том, может ли он его распродать, нет.

Для этого случая крупными предприятиями делаются торговые компании, куда сразу переводится товар по мере производства.

Обращение к тексту нормы ст. 1487 ГК РФ (исчерпание искл. права на товарный знак) показывает, что запрет использования ТЗ становится невозможным после свершившегося введения товара в гражданский оборот правообладателем или с его согласия.
При этом значение термина «гражданский оборот», раскрытое во всех встретившихся мне словарях, показывает, что гражданским оборотом являются действия (акты, сделки и т.д.), в результате которых то или иное благо (например, товар) переходит от одного лица к другому.
Таким образом, до первой продажи товар не может считаться введенным в оборот, а потому исчерпания права на хранящийся у производителя товар не произошло, ст. 1487 ГК РФ неприменима, требование о запрете продажи подлежит удоввлетворению.

Добавлено немного позже:

Пример 2 (из моего реального судебного дела).
Правообладатель являлся директором ответчика и, пока он был директором, без лицензионного договора изготавливался и выпускался товар.
Вследствие корпоративного конфликта трудовые отношения между правообладателем и ответчиком были прекращены.
На складах остался товар.

А вот здесь другой вопрос.
Когда он получил права?
Если он получил права будучи директором предприятия, то здесь можно, на первый взгляд подвести к злоупотреблению полномочиями и служебному заданию. хотя перспективы, ИМХО, есть, но не столь велики.

Лабзин Максим 16 Май 2010

Если он получил права будучи директором предприятия, то здесь можно, на первый взгляд подвести к злоупотреблению полномочиями и служебному заданию. хотя перспективы,

Значительная часть аргументов ответчика посвящена злоупотреблению правом. Однако я бы не хотел на этом останавливаться в данном обсуждении с Вами, поскольку это отдельная проблема этого дела, там есть подводные камни, хотя истец и стал правобладателем до начала производства товара ответчиком ответчиком.
В связи с этим прошу в обсуждении ограничиться вопросом исчерпания прав и момента введения в оборот, если, конечно, вы вдруг не увидите наличие связи между этим вопросом и злоупотреблением.

Добавлено немного позже:
Итак, у меня, конечно, есть абсолютно уверенная позиция насчет ссылки ответчика на пп. 1) п. 2 ст. 1484 ГК РФ, но были бы любопытны и мысли коллег о том, как бы они возражали ответчику в его попытке обосновать, что, дескадь, законодатель в этом положении однозначно высказался в пользу того, что производство является введением в оборот.

Джермук 16 Май 2010

Закончил свое действие лицензионный договор. К моменту его окончания у лицензиата на складе имеется нереализованный лицензионный товар. Никаких договоренностей о том, может ли он его распродать, нет.

Лицензионный договор, если он нормально составлен, включает указание на тот объем продукции, который лицензиат вправе произвести.
Уже этого условия, по моему мнению достаточно, чтобы весь товар, который по объему соответствует оговоренному в лицензионном договоре, мог быть продан в любое время и независимо от окончания действия лицензионного договора. В данной ситуации, на мой взгляд, не требуется вообще учитывать «введение в гражданский оборот» как переход товара от одного собственника к другому.

Никитин 16 Май 2010

Лицензионный договор, если он нормально составлен, включает указание на тот объем продукции, который лицензиат вправе произвести.
Уже этого условия, по моему мнению достаточно, чтобы весь товар, который по объему соответствует оговоренному в лицензионном договоре, мог быть продан в любое время и независимо от окончания действия лицензионного договора.

Значит, это его проблема, что он не успел реализовать товар до окончания лицензии. Без лицензии ничего продавать НЕЛЬЗЯ! Надо было потребовать дополнительного соглашения для «распродажи остатков со склада». И отказ в таком случае был бы дополнительным подтверждением недовольства ситуацией бывшего лицензидавателя.

tarabarsky 16 Май 2010

Без лицензии ничего продавать НЕЛЬЗЯ!

На какой норме права основано это ваше суждение?

Почему к товарам, произведенным по лицензии вы не применяете ст.1487?

Статья 1487. Исчерпание исключительного права на товарный знак

Не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.

Лабзин Максим
Не могли бы вы для чистоты обсуждения процитировать предмет фигурирующего в деле лицензионного договора? Интересует как дословно там сформулировано предоставление прав.

не сын юриста 16 Май 2010

хотя истец и стал правобладателем до начала производства товара ответчиком ответчиком.

А до его назначения Директором?
Просто если он являлся Директором, то именно он имел право определять форму договора. хотя нужно смотреть договор. с ним как с Директором. внешне налицо злоупотребление.
Просто это может служебное задание. которое оформлено в другой форме.

Никитин 17 Май 2010

Почему к товарам, произведенным по лицензии вы не применяете ст.1487?

Статья 1487. Исчерпание исключительного права на товарный знак

Не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.

Никитин не говорил, что не применяет. Но часть товара, реализованная после истечения лицензии (остаток на складе), уже не являлась бы «введенной в гражданский оборот непосредственно правообладателем или с его согласия». Поэтому в отношении этого реализованного остатка ст. 1487 была бы не применима. Именно так меня учили в Гордицком и партнерах.

pavelser 17 Май 2010

Ну насколько помню по ТЗ ведение в гражданский оборот считается в том числе предложене к продаже.. в случае же если товар просто произведен и даже хранится на складе, то нет по своей сути введения в Гражданский оборот.

А Вообще присоеденюсь к просьбе Марка.

Джермук 17 Май 2010

Значит, это его проблема, что он не успел реализовать товар до окончания лицензии. Без лицензии ничего продавать НЕЛЬЗЯ! Надо было потребовать дополнительного соглашения для «распродажи остатков со склада». И отказ в таком случае был бы дополнительным подтверждением недовольства ситуацией бывшего лицензидавателя.

Совершенно не обоснованное мнение по той причине, что невозможно запретить продать тот товар в заданных его количествах, на производство и продажу которого в этих количествах уже получено разрешение. То, что я не успел продать разрешенную к производству и продаже партию товара, до окончания действия договора, ничего не меняет.
Ни один лицензионный договор не содержит условия о том, что разрешенный к выпуску товар в оговоренных объемах, не может быть продан после его легального выпуска в период действия договора. Если такое и встретится, то этим преследуются иные цели, о которых говорить не будем, т.к. ничего общего с обычаями делового оборота они не имеют.

Никитин не говорил, что не применяет. Но часть товара, реализованная после истечения лицензии (остаток на складе), уже не являлась бы «введенной в гражданский оборот непосредственно правообладателем или с его согласия». Поэтому в отношении этого реализованного остатка ст. 1487 была бы не применима. Именно так меня учили в Гордицком и партнерах.

Еще раз повторяю, что «введение в гражданский оборот» к рассмотренной ситуации отношения не имеет. Статья 1487 касается исчерпания права на ТЗ другими лицами. Лицензиат не является «другим» лицом, а связан с лицензиаром определенными договорными обязательствами. Смотреть надо условия договора по ст. 1489 и как они выполнены.
Не знаю, чему Вас учили «в Гордицком и партнерах», но на фирме ГиП, такому учить не могли, или Вы не поняли о чем речь.

tarabarsky 17 Май 2010

Именно так меня учили в Гордицком и партнерах.

Я просил вас на норму права сослаться.

Лабзин Максим
Кратко выскажу свое мнение:

1) Статью 1484 ГК РФ ни в коем случае нельзя рассматривать как определяющую что такое «гражданский оборот». Очевидно, что это понятие имеет общий смысл для всего ГК, и именно в таком общем смысле оно употребляется в ст.1487. Определение этому понятию следует искать в системном толковании норм ГК, доктрине и практике. И, насколько я понимаю, вы провели такой анализ и пришли к выводу, что производство товара не рассматривается как его введение в гражданский оборот. Готов с этим согласиться.

2) Тем не менее, не покидает меня ощущение, что в описанной вами ситуации бывший лицензиат все-таки может распорядиться произведенным товаром. Сейчас уже поздний час вдаваться в объяснения. Если кратко, то предлагаю задуматься о том, что ст.1487 не устанавливает какой-либо исчерпывающий список исключений из действия исключительных прав на товарный знак. Это лишь специальное правило, касающееся товара, введенного в гражданский оборот с согласия правообладателя. Поэтому давайте посмотрим, распространяется ли на бывшего лицензиата и ранее изготовленный им товар общий запрет, установленный п.3 ст.1484.

3. Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Что думаете о возможности бывшего лицензиата заявить об отсутствии возможности смешения?
Сообщение отредактировал tarabarsky: 17 Май 2010 — 03:43

не сын юриста 17 Май 2010

Еще раз повторяю, что «введение в гражданский оборот» к рассмотренной ситуации отношения не имеет. Статья 1487 касается исчерпания права на ТЗ другими лицами. Лицензиат не является «другим» лицом, а связан с лицензиаром определенными договорными обязательствами. Смотреть надо условия договора по ст. 1489 и как они выполнены.

такое ощущение, что где-то ближе к истине.

Добавлено немного позже:
хотя мнение tarabarsky в п. 2 тоже имеет место быть.

и все же насчет злоупотребления правом тоже подумайте. посмотрите договор с правообладателем, как с директором. и договор с ним как с правообладателем.

Никитин 17 Май 2010

невозможно запретить продать тот товар в заданных его количествах, на производство и продажу которого в этих количествах уже получено разрешение.

Разумеется, но если только сделать такую простую вещь, как получить в том или ином виде согласие правообладателя, например, продлив лицензию.

Ни один лицензионный договор не содержит условия о том, что разрешенный к выпуску товар в оговоренных объемах, не может быть продан после его легального выпуска в период действия договора.

Зачем отдельно прописывать в договоре то, что с очевидностью предусматривает оговоренный срок его действия?

Если такое и встретится, то этим преследуются иные цели, о которых говорить не будем, т.к. ничего общего с обычаями делового оборота они не имеют.

Я правильно вас понял, что лицензиат может, злостно проигнорировав запрет лицензиара, распродать остатки после окончания лицензии, а потом, в суде, просто сослаться на «обычаи делового оборота»?

И не кажется ли вам, что эти самые обычаи (допустим, порядочность) предписывают, прежде чем распродавать без разрешения, все-таки попробовать договориться с правообладателем (то, о чем я писал в начале), ведь в конце концов тот по тем или иным причинам может быть категорически против?

И еще: в течение какого же срока, по-вашему (если принять вашу точку зрения), бывший лицензиат имеет право распродавать эти самые остатки (которые, кстати, могут составлять бОльшую часть объема товара, указанного в договоре)?

Добавлено немного позже:
tarabarsky

Я просил вас на норму права сослаться.

Извините, я не понял, про что вы и зачем вам это. Я уже ответил по существу вопроса, не абстрактно.

tarabarsky 17 Май 2010

tarabarsky
Цитата
Я просил вас на норму права сослаться.

Извините, я не понял, про что вы и зачем вам это. Я уже ответил по существу вопроса, не абстрактно.

Я про то, что ваше утверждение «Без лицензии ничего продавать НЕЛЬЗЯ!» не было подкреплено какой-либо правовой аргументацией.

По существу вы ответили, однако так и не пояснили, почему вы считаете, что товар, произведенный по лицензии, нельзя признать введенным в гражданский оборот с момента его производства, если ст.1484 недвусмысленно говорит о том, что производство товара есть вид использования знака.

DezInformator 17 Май 2010

Вопрос: вправе ли указанные лица распродать остатки товара или суд должен запретить продажи?

А если такая ситуация : Лицензиат произвел товар ненадлежащего качества, в связи с чем лицензиар принимает решение о расторжении договора. В продажу товар не выпущен, договор расторгнут.
Очевидно, что расторгнув договор, лицензиар не желает дальнейшей реализации.

Никитин 17 Май 2010

По существу вы ответили, однако так и не пояснили, почему вы считаете, что товар, произведенный по лицензии, нельзя признать введенным в гражданский оборот с момента его производства, если ст.1484 недвусмысленно говорит о том, что производство товара есть вид использования знака.

А вы не подумали о том, что, если исходить из вашей точки зрения, вообще изначально не было смысла заключать лицензионный договор на использование знака, поскольку все права на него «уже исчерпаны по факту производства»?

tarabarsky 17 Май 2010

А вы не подумали о том, что, если исходить из вашей точки зрения, вообще изначально не было смысла заключать лицензионный договор на использование знака, поскольку все права на него «уже исчерпаны по факту производства»?

О какой моей точке зрения вы пишите? Конкретней, пожалуйста.

А о том, что вы только что написали я подумать не мог, поскольку об исчерпании прав можно говорить только в том случае, когда лицо действует с согласия правообладателя (в т.ч. по лицензионному договору). Об этом сказано в ст.1487. Поэтому, ваше предложение подумать о том, что исчерпание прав по факту производства отменяет необходимость в лицензионном договоре, выглядит странным.

Никитин 17 Май 2010

tarabarsky 17 Май 2010

НикитинВы запутались.

Вы вроде говорили о том, что само производство товара является введением в ГО, правильно?

Не правильно. Цитирую свое собственное высказывание, адресованное Лабзин Максим:

И, насколько я понимаю, вы провели такой анализ и пришли к выводу, что производство товара не рассматривается как его введение в гражданский оборот. Готов с этим согласиться.

Вас же я спрашивал почему вы считаете, что производство с согласия правообладателя не может быть основанием для исчерпания права, т.е. как вы понимаете взаимосвязь (и есть ли она вообще) между ст.1484 и ст.1484. Я пока так и не понял вашу аргументацию: вы считаете, что производство не относится к введению товара в гражданский оборот или у вашего мнения иное основание?

1. Товар производит лицензиат. В таком случае я уже высказал свою точку зрения: без лицензии распродавать остатки нельзя (исчерпания прав в этой части товара нет)

Почему? (: см. вопрос выше.

2. Товар производит правообладатель, а другое лицо просто распространяет его. В таком случае, права «правообладателя» на ТЗ (по-вашему) исчерпаны по факту производства, и никакой лицензии к другому лицу, выходит, вообще не требуется.

Такую ситуацию в этой теме до сих пор еще никто не рассматривал, и я в отношении такой ситуации не высказывался.

Никитин 17 Май 2010

НикитинВы запутались.

Возможно, Никитин тоже человек

Вас же я спрашивал почему вы считаете, что производство с согласия правообладателя не может быть основанием для исчерпания права, т.е. как вы понимаете взаимосвязь (и есть ли она вообще) между ст.1484 и ст.1484. Я пока так и не понял вашу аргументацию: вы считаете, что производство не относится к введению товара в гражданский оборот или у вашего мнения иное основание?

Дело в том, что по ст. 1484 вроде как действительно производство является введением в оборот*, но я не уверен, что это применимо и к ст. 1487 об исчерпании прав, т.е. в этом согласен с вами. Возможно, тут есть формальное противоречие, но трактовать, опять же, следует в сторону здравого смысла. Потому что если в ст. 1487 включать «производство как введение в оборот», то в ситуации, когда лицо просто распространяет товары, произведенные самим правообладателем, в самом деле отпадает необходимость в лицензии на ТЗ, ведь права на него у производителя уже исчерпаны «по факту производства», т.е. их попросту нет и передавать по лицензии — нечего.

* Да не, даже тут по трезвому размышлению решил, что это не так.

Поэтому, думаю, в ст.1487 имеется в виду именно реализация товара. И в таком случае я уже несколько раз ответил на ваш вопрос. «Согласие правообладателя на введение в оборот» получено только в рамках лицензии, т.е. только на тот товар, который лицензиат успел реализовать по лицензии, пока она не закончилась. На остатки, фармально, согласия правообладателя нет, а следовательно нет «исчерпания прав» в отношении этого остатка, и распродавать его нельзя. См. мой ответ Джермуку.
Сообщение отредактировал Никитин: 18 Май 2010 — 02:22

Джермук 17 Май 2010

См. мой ответ Джермуку.

Ваш ответ неправилен и пояснения все я уже дал.

werefish 17 Май 2010

странные ситуации, так как:
директор не может быть владельцем ТЗ, ибо не является, по должностной инструкции, индивидуальным предпринимателем.

а дальше начинается прочтение лицензионных договоров.
либо там указано, на срок лицензии, производство и распространение (продажа) либо только продажа. и в первом и втором случаях распространять товар нельзя.

указывать в лицензии, что лицензиат имеет право только производить товар с маркировкой — как-то странно. рабочий, если только лицензиар этот товар выкупает и сам продает. реальный вариант.

или можно представить ситуацию, когда законный владелец товарного знака наштамповал продукции, но забыл ей продать. и забыл продлить регистрацию ТЗ. и ТЗ зарегистрирован на новое лицо.

очевидно, что старый владелец уже ничего продать не может.
Сообщение отредактировал werefish: 17 Май 2010 — 20:59

Никитин 17 Май 2010

Никитин

См. мой ответ Джермуку.

Ваш ответ неправилен и пояснения все я уже дал.

И все-таки жаль, что вы не ответили на простые и конкретные (в отличие от довольно абстрактных «обычаев делового оборота») вопросы, которые я задал в посте 14. Возможно, все окончательно стало бы на свои места. Вот и уважаемый tarabarsky что-то опять молчит. А вашему коллеге Никитину срочно требуется пища для ума, иначе он окончательно сопьется.

Джермук 18 Май 2010

А вашему коллеге Никитину срочно требуется пища для ума, иначе он окончательно сопьется.

Закусывать надо, и лучше чередовать жирную пищу с постной водкой, примерно на 150 водки 300 гр. шашлычка с жирком-с. Да, и обязательно капустки соленой бочковой с рынка. И чередовать поджаренными помидорчиками, баклажанчиками и болгарским перцем. А для затравки и возбуждения аппетита обязательно жареный в сухарях сулугуни, но его есть сразу пока не застыл.
Так, я пошел в соседний дом, тама ресторан Шах Даг и в нем все это есть.

More from my site

  • Купить жилье в омске под материнский капитал Агентство ВТК-недвижимость «Зеленый свет Вашим желаниям!» Главная / КУПИТЬ-СНЯТЬ / ПРОДАЖА | ВТОРИЧКА / Дома, Участки под МАТЕРИНСКИЙ КАПИТАЛ Дома, Участки под МАТЕРИНСКИЙ КАПИТАЛ ID объекта: 522744 Ухоженный, в […]
  • Ипотека от сбербанка плюс материнский капитал Сбербанк: ипотека плюс материнский капитал: условия и отзывы Сбербанк предлагает кредитование по схеме Ипотека плюс материнский капитал. По условиям программы можно гасить задолженность перед банком по ипотечной ссуде […]
  • Заявление о выводе из состава учредителей Пошаговая инструкция по выводу участника из состава учредителей ООО в 2018 году Пошаговая инструкция по выводу участника из состава учредителей ООО путем выхода по заявлению и передачи своей доли обществу с последующим […]
  • Банк первомайский вклады проценты по вкладам Калькулятор вкладов Рассчитает за вас сумму любого вклада Первомайский Банк Первомайский был основан в 1990 году, по размеру активов (11 758 142 тыс. руб.) занимает 196 место в общем рейтинге банков России. Филиальная сеть […]
  • Комитет по защите прав потребителей абакан Межрегиональная общественная организация Комитет по защите прав потребителей Свежие записи Свежие комментарии Дмитрий к записи Как жильцам получить деньги за рекламу на фасаде дома? МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ […]